Профсоюз мигрантов
Раздел: Главная arrow Пресс-центр arrow Творчество мигрантов arrow Анатолий КУЛИНИЧ. Обыкновенная история
Анатолий КУЛИНИЧ. Обыкновенная история Печать E-mail
11.09.2010 г.

Анатолий Кулинич. Обыкновенная история.

 

Анатолий КУЛИНИЧ
 
ОБЫКНОВЕННАЯ ИСТОРИЯ
 
Марья Ивановна давно ищет погибшего в войну сына. Прошло 50 лет. Весной 44-го года пришло краткое письмо. «Ваш сын пропал без вести». Такая сухая отписка. И как это так – был человек и нету его, неизвестно где… Так, после долгих слез, лившихся годами, рассуждала Марья Ивановна Кочергина. Куда она только не писала после войны. Найти ее сына Павла Васильевича Кочергина никто не мог. А это был ее единственный сын. Василий – отец Павла и муж погиб в финскую войну. И тело его промерзает где-то в Карельских болотах. И не дает ей покоя эта неопределенность. Чем больше слез было пролито, чем старее становилась Марья, тем чаще вспоминала милого Пашу. Вспоминала, как растила, берегла, словно чувствовала, что не доведется ей любоваться им. Не верила она, что мог пропасть без вести ее сын. Тут уже объявили по стране об организации издания книги «Память», о воинах, погибших в годы Великой Отечественной войны. И она снова стала писать. Стала плохо видеть, согнулась. Домишко ее весь тоже перекосился, стоял на окраине небольшого городка в преддверии Урала, врос в землю и бурьян.
Власти забыли старого человека, просила поправить крышу. Сама не могла, не было денег. На крошечную пенсию только такой человек, как Марья, и мог выжить. Но вот она стала совсем плохо видеть. В книге «Память» появилась фамилия сына с той же формулировкой. И вот Марья однажды закрыла домик на старый висячий замок, сходила во вновь открывшуюся церковь и уехала сама искать своего сына. Ездила так она в течение многих лет. Где только не бывала. Ездила так она в течение многих лет. Где только не бывала. Ездила всяким попутным транспортом. Объездила громадный регион боев. Видела много-много памятников и безвестным воинам, и стелы с длиннющими перечнями фамилий павших за Родину. Были памятники серьезные, но были, в большинстве своем, разбросанные по бескрайним весям Родины, простые, незамысловатые, бетонные. Сколько перечитала она ослабшими от горя и слез глазами, а потом, когда уже не могла читать глазами, читала на ощупь. Благо, надписи всегда бывали выбиты в камне, углублены. Но места, где захоронен Павел, так и не могла найти. Зимой поиск она прекращала, по холодам возвращалась в свой «хлевушко», как ласково называла Марья свой дряхлый домик.
И с наступлением тепла, весной. Эта старая женщина, неизвестно где бравшая силы, снова и снова отправлялась в свои мытарства. Сколько раз у нее замирало сердце, казалось, она уже у цели, но каждый раз ниточка надежды рвалась и рвалась. И вот однажды Марья уже вечером приехала в деревню, где, как говорят, были особо яростные бои с немцами. Полегло наших солдатушек видимо-невидимо. На окраине деревни стояла красивая пирамидка со звездой, окруженная тремя десятками больших стел, мелко исчерченных фамилиями павших. Когда Мария приблизилась, что-то резко ударило в грудь. Ничего не видя, она кинулась к одной из стел, внизу лежал незамысловатый букетик каких-то ярких цветов. Руки Марьи затряслись, из глаз полились ручьи слез. Она почувствовала, увидела не глазами и еще не руками, внутренним зрением – искомое. Лихорадочно под цветами начала ощупывать последнюю строчку. Это была та самая строка, которую она тщетно много лет искала. – «Кочергин П.В.». Марья много раз прощупала инициалы. Кочергиных она встречала на памятниках не раз… Ошибки не было Марья поняла, что отсюда она уже не уйдет. Она отодвинула цветы, прижалась сухими губами к холодному камню и, охватив старческими руками, сколько могла, застыла.
В душе смешались радость и горе от находки и потери…
Утром рано, выгоняя на пастбище коров. Местный пастух увидел лежащее тело у каменной плиты. Подошел, окликнул. Ответа не было. Старушка с виду была настоящая странница с картин художников-передвижников. Старое пальтецо, забывшее, какого оно было цвета. Котомка. В котомке нашли аккуратно завернутое в старую газету и целлофан письмо о пропаже без вести Кочергина П.В, иконку Владимирской Богородицы, сильно потрепанный паспорт на имя Кочергиной М.И., а также ломоть хлеба и три кусочка сахара.
Похоронили Марью рядом с сыном. Когда старушку подняли со стелы, лицо у нее было светлое-светлое…
Председатель сельсовета списался с городком, где жила Марья. Ему стало приходить много писем от людей, знавших Марью Ивановну.
А один очень известный скульптор, будучи проездом в этой деревне, услышал рассказ о Марье и так был тронут, что сделал скульптуру «Мать и сын» в бронзе и подарил односельчанам. Теперь, вместо безликой пирамидки у стел возвышается на хорошем постаменте эта скульптурная композиция. А на могиле Марьи всегда лежит букетик свежих цветов.
 

Москва - Пушкиногорье

Последнее обновление ( 30.03.2011 г. )
 
« Пред.   След. »