Профсоюз мигрантов
Раздел: Главная arrow Пресс-центр arrow Творчество мигрантов arrow Cветлана Александрова Линс. Как обустроить толерантность?
Cветлана Александрова Линс. Как обустроить толерантность? Печать E-mail
21.11.2011 г.

......................................................................

 


Фото: Фонтан дружбы народов
«На фоне миграции»
Одной из определяющих характеристик новейшей истории являются интенсивные миграционные процессы. И перемена места жительства оказывает существенное влияние не только на психику и образ жизни самих переселенцев, но и изменяет социально-психологический климат в принимающей их стране. Как правило, не в лучшую сторону. И чем сильнее мощность потоков миграции, тем выше градус ненависти местного населения, направленной на чужаков.
Да, в каждой стране миграция имеет свой собственный профиль, обусловленный целым рядом исторических (колониальное «покаяние» Великобритании и Франции), экономических (послевоенное восстановление Германии турками) и политических (демократические традиции принятия беженцев в Швейцарии и в скандинавских странах) причин. Но вместе с тем, статистика проявлений нетерпимости к мигрантам позволяет рассматривать эти проявления как общие психологические закономерности. То есть, их, что называется, «не обойти и не объехать»: они есть реальность нашей жизни.
Миграционный «рельеф» России
Россия совсем недавно столкнулась с проблемой миграции. Но уже успела поразить мир беспрецедентной волной народного негодования, постоянно выливающегося в массовые уличные столкновения и драки, в которых гибнут и местные, и мигранты, изощренностью и жестокостью убийств на этнической почве. И вызвано это не столько особенностями менталитета «государство-образующей нации», а во многом связано с очертаниями сформировавшегося миграционного «рельефа» России.
Посудите сами: при том, что, по оценкам Всемирного банка, ежегодная трудовая миграция в России составляет 12,5 млн человек, на Москву и Московскую область приходится 35% всего миграционного потока (данные ФМС России). И не нужно быть оракулом, чтобы без серьезных статистических погрешностей «разбросать» остальной процент иностранного «трудового десанта» по нескольким другим крупным городам России. Ведь модель экономики страны, сохранившаяся во многих своих чертах еще с советских времен, притягивает в крупные города не только гастарбайтеров, но и местное население из провинции. Скопление же мигрантов в крупных городах на фоне острых социально-экономических проблем страны – серьезный провоцирующий фактор возникновения беспорядков и конфликтов между приезжими и местными жителями.
В связи с этим тема толерантности*/ входит в топ самых обсуждаемых как на страницах российской прессы, так и на многочисленных блогах и форумах Рунета. Отфильтровывая эмоциональную риторику участников дискуссий, в их высказываниях отчетливо просматриваются универсальные закономерности психологического противостояния «своих и чужих»
«Все это для меня не ново»
На поверхности, как обычно, оказываются экономические вопросы: иностранцы занимают наши рабочие места и демпингуют уровень зарплат; они же – спекулянты и барыги, заполонили все рынки и дерут с «нашего брата» ни по чем зря; работодатели «непатриотично» нанимают иностранцев как более дешевую рабочую силу, к тому же, по закону за них не надо отчислять взносы на социальное страхование и т.д., и т.п. И чем глубже и шире экономический кризис в стране, тем сильнее напор народного гнева. Чужие де виноваты во всех наших бедах. На них и сливается агрессия. То есть, все развивается по классической схеме.
Еще в 80-х годах прошлого столетия американские психологи провели следующий эксперимент: студентов, выходцев из разных этнических групп и расовой принадлежности поселили в уютном кемпинге. Отношения между ними были более, чем прекрасные: уважение, вежливость, предупредительность. Условия жизни испытуемых постоянно ухудшали. Поначалу студентам при всех этих изменениях не составляло труда сохранять прежние рамки взаимоотношений. Но при дальнейшем ухудшении условий жизни им все же пришлось прилагать к этому серьезные усилия. В итоге, на определенном этапе эксперимента в группе испытуемых начались конфликты из-за нехватки еды, тепла и места. И в первую очередь люди начали делиться по расам и этнической принадлежности, на «своих и чужих».
Чужой несет лихо
В основе острого неприятия приезжих также обнаруживается целый спектр социальных страхов, как то:
- трудовые мигранты ухудшают криминогенную ситуацию.
И этот страх не безоснователен. Гастарбайтеры – самая уязвимая и бесправная социальная группа, потеря работы для которых – прямая дорога на пополнение армии преступников. И хотя в России уже не один год наблюдается нехватка рабочих рук как по целому ряду специальностей, так и для выполнения неквалифицированной работы (и сложившаяся ситуация на рынке труда будет только ухудшаться), в стране не выработаны юридические нормы, регулирующие потоки трудовой миграции.
Здесь, как говорится, и конь не валялся. А будь в наличии четкие правовые регламенты, гастарбайтеры в глазах местного населения приобрели бы куда более положительный и уж точно не такой зловещий образ, какой сложился о них на сегодняшний день.
- трудовые мигранты несут опасность повышения уровня заболеваемости и распространения эпидемий.
Опять же, этот страх совершенно оправдан. Метрополии сами по себе являются рассадниками инфекций и зонами повышенного риска заболеваемости, в том числе и психического характера. А трудовые мигранты к тому же, в большинстве своем живут скученно и в антисанитарных условиях. На большее они не могут претендовать. И в этом пункте государство практически бессильно что-то изменить, так как у него и на своих граждан ни жилья, ни средств на здравоохранение не хватает.
И если под напором активных соседей и появляется в импровизированном общежитии гастарбайтеров представитель санэпидстанции, то, как правило, все завершается мелкой взяткой ему работника ЖКХ, патронирующего это миграционное пристанище. И так – до следующего приступа народного гнева. В этом вопросе перспектив улучшения в обозримом будущем нет – срабатывает системный эффект. Так что мигранты так и останутся для местного населения «чумой ходячей».
- трудовые мигранты посягают на культурную идентичность местного населения
Вот этот страх – иллюзия чистой воды. Культура – вещь необратимая, так что ее носителям переживать не стоит. Другой вопрос, что только на определенном уровне своего культурного развития человек способен осознать, что его образ мышления, вера и жизненный уклад есть лишь разновидность общего. Как разные декорации одного и того же спектакля под названием социальная жизнь, требующая от ее участников, индивидов, знания правил, прежде всего его малой группы.
И только на этой основе у человека может возникнуть толерантность – чувство уважения к проявлениям иной веры и культуры. Естественно, толерантность как чувство может посетить лишь достаточно образованного и широко мыслящего человека, требует определенного развития уровня его личности. И в том числе умения увидеть «лес за деревьями», что многие проблемы трудовой миграции – это, прежде всего продолжение проблем социально-экономических.
То есть, толерантность есть индикатор зрелости личности, ее «взрослого» поведения.
«Дорога с двусторонним движением»
В этой связи я разделяю позицию тех участников дискуссии, которые настаивают на том, что толерантность есть «дорога с двусторонним движением». И приезжие, и местные жители оказываются в равной мере ответственными за происшествия на этой «дороге».
Понятное дело, что зрелая личность – «товар» штучный. Поэтому во многих странах государство берет на себя информационное обеспечение как мигрантов, так и местного населения в целях ослабления напряженности в их отношениях. Это и буклеты о стране, ее жизненном укладе, переведенные на языки, понятные мигрантам, чтобы ввести последних в курс дела, чтО в этой стране можно, чтО – нельзя, как принято себя вести. В то же время, в общественных местах появляются такие объявления «Урна не предназначена для бытового мусора. Штраф …» или «Граждане, следите за своим багажом и кошельками».
____________________________________
*/В переводе с латинского слово tolerantia означает терпение, терпимость, выносливость. Идея толерантности заключается в терпимости к чужому образу жизни, традициям, верованиям, мнениям и идеям.
______________________________
При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.
Адрес статьи:

http://vzagranke.ru/adaptaciya/cvety/kak-obustroit-tolerantnost.html

 
 
 

 

Последнее обновление ( 01.01.2012 г. )
 
« Пред.   След. »