Профсоюз мигрантов
Раздел: Главная arrow Пресс-центр arrow Творчество мигрантов arrow C.Горбатых. Атомный проект Аргентины
C.Горбатых. Атомный проект Аргентины Печать E-mail
17.07.2012 г.

....................................................

 

 
Атомная бомба аргентинского президента
24 марта 1951 года генерал Хуан Доминго Перон, президент Аргентины, проснулся как всегда: в шесть часов утра. Он с удивлением поймал себя на мысли, что почему-то сильно нервничал.
- Остаётся несколько часов до моего заявления на пресс-конференции. Заявления, после которого изменится весь мир. На планете появится Великая Аргентина! Страна, которая практически обладает своей атомной бомбой. Теперь с нами будут считаться не только наши заносчивые соседи Бразилия и Чили, но и США с Советским Союзом! Через три часа весь мир будет знать, что только мы обладаем уникальной технологией контролируемой атомной реакции, опережая все страны на десятилетия! - с восторгом подумал президент. - Сегодня день моей славы. Но через сколько тягот и испытаний мне пришлось пройти, чтобы вот так проснуться сегодня утром, ощущая себя Великим человеком? - спросил сам у себя Перон и стал вспоминать всю свою жизнь с того самого момента, когда он шестнадцатилетним юношей поступил в военный колледж.
Да, это было давно: в 1911 году. После выпуска началась служба в захолустных гарнизонах, где он, младший лейтенант пехоты, столкнулся с неграмотными и забитыми солдатами. Начальство оценило его энергию, тягу к знаниям и преданность. В 1929 году Хуан Доминго Перон окончил Высшую военную школу. В 1930 году он принял активное участие в заговоре офицеров, который закончился свержением законно избранного президента Аргентины Иполита Иригоена. В благодарность за это Перон назначается личным секретарём (адъютантом) военного министра в новом правительстве страны. Потом новая должность: военный атташе в Чили. В 1939 году его направили в качестве особого представителя правительства Аргентины в Германию и Италию. Здесь Хуан Перон должен был изучать и анализировать опыт националистов и фашистов.
Увидев мощь гитлеровской армии, немецкую экономику, в полную силу работающую на нужды войны, отсутствие безработных и общество, объединённое единой задачей, Перон понял, с кого надо брать пример.
У аргентинского наблюдателя, внимательно изучающего все стороны жизни Германии, появилось много друзей и хороших знакомых среди высших офицеров всех родов войск, а также СД и СС. Перон не скрывал от них своего искреннего восхищения достижениями нацистов.
- Аргентина должна стать великой державой или, как минимум, первой в Южной Америке! - тогда решил Перон. - Для этого необходимо создать политическую партию из рабочих и для рабочих. Ну и я, разумеется, должен быть президентом Аргентины.
В 1941 году Хуан Доминго Перон вернулся из долгой командировки домой. Он уже знал, что надо было делать и как делать. Из близких ему националистически настроенных офицеров он создал организацию заговорщиков, которая получила наименование «Группа объединившихся офицеров».
В июне 1943 года полковник Перон вместе с ними свергает президента Аргентины консерватора Рамона Карильо. Главой страны становится генерал Рамирес, который предлагает Перону должность военного министра. Но, к общему удивлению всех хорошо его знавших людей, Хуан Доминго отказывается от этого престижного и важного поста. Он просит для себя малозначительную должность руководителя Секретариата (Департамента) Труда и Социальной Защиты. Это был первый и тщательно просчитанный этап его политической карьеры.
За несколько месяцев Перон налаживает дружеские контакты со всеми профсоюзами страны и вместе с ними начинает активно бороться за права рабочих. Он добивается сокращения рабочей недели до сорока часов и улучшения условий труда в некоторых отраслях промышленности.
В 1944 году на одном из благотворительных мероприятий Перон знакомится с актрисой Марией Эвой Дуарте. Вскоре она становится не только его любовницей, но и активной помощницей в работе по защите прав самых бедных людей Аргентины. В мае того же года Перон назначается военным министром с сохранением своей прежней должности. В июле 1944 года он становится вице-президентом Аргентины.
Обеспокоенные огромной популярностью генерала Перона среди рабочего класса страны и не согласные с проводимой им внутренней и внешней политикой, аргентинские высшие офицеры организовали против него заговор. 10 октября 1945 года Перона обязали уйти в отставку со всех занимаемым им должностей. 13 октября он был арестован и заключён в тюрьму на острове Мартин Гарсия.
В ответ на действия военных Эва и лидеры всех профсоюзов объявили во всей стране бессрочную всеобщую забастовку. Утром 14 октября Буэнос-Айрес проснулся от криков «Пе-рон!», «Пе-рон!». С окраин к центру города по булыжным мостовым двигались колонны рабочих. Десятки тысяч металлургов, железнодорожников, портовых грузчиков, ткачих и швей шли к Дому правительства «Касе Росаде». «Пе-ро-нннн!!», «Пе-ронннн!!! От этих криков тряслись стёкла в окнах домов и посуда в шкафах.
Площадь у Касы Росады была до отказа забита народом, а люди всё прибывали и прибывали из столичных пригородов.
- Пе-ро-нннннннн! - угрожающе ревела толпа.
Военные поняли, что в стране вот-вот вспыхнет революция и решили пойти на попятную. Перон был выпущен из тюрьмы и 17 октября выступил перед 300-тысячной толпой с балкона Касы Росады. Рядом с ним стояла его Эвита. Через неделю они поженились.
24 февраля 1946 года генерал Хуан Доминго Перон был избран Президентом Аргентины.
 
Восемь часов тридцать минут 24 марта 1951 года.
 
Горничная поставила перед Пероном чашку кофе с молоком и его любимые горячие медиалунасы, приятно пахнущие ванилью. Генерал рассеянно взял в руки газету, но тут же швырнул её на стол.
- Эвита отказалась завтракать. Снова чувствует себя плохо. Недавно разговаривал с ней. Видно, что боль терзает её. Не сказала мне об этом... Жалеет! А я так мечтал, чтобы она сегодня присутствовала со мной на этой пресс-конференции! Эх, Эвита! Чем же я могу тебе помочь!? - огорченно думал генерал.
Он сделал маленький глоток кофе, и на него вдруг снова накатили воспоминания.
1946 год.
Сразу же после вступления в должность президента Аргентины Перон поехал в Центральный банк страны.
- Покажите мне наш золотой запас! - приказал он Председателю банка.
В сопровождении нескольких самых доверенных своих людей Перон вошёл в хранилище. У президента перехватило дыхание, когда он увидел штабеля золотых слитков. Для них явно не хватало места на специальных полках. Золото лежало кучами на полу. Было очевидно, что это хранилище давно уже стало маленьким для его хранения.
- Сколько же его! - только и смог произнести вслух генерал. - Мои планы начинают сбываться: я стал президентом страны и у меня есть деньги. Теперь я должен создать Новую Аргентину! - размышлял Перон по дороге в свой новый кабинет в Касе Росаде. - Мы должны создать свой военно-промышленный комплекс, который бы позволял производить все виды самого современного оружия.
Генерал приказал «импортировать мозги» из голодной послевоенной Европы. Специальные эмиссары аргентинского президента искали учёных, конструкторов, инженеров, оставшихся без работы и находившихся в тяжёлой экономической ситуации. Всем дипломатическим представительствам Аргентины были разосланы циркулярные письма, в которых указывалась особая важность этой деятельности.
Уже в июне этого же года был подписан контракт с профессором Гансом Шумахером (доктором физики). Это был учёный с мировым именем, прославившийся своими исследованиями в области кинетики. Затем выразил большое желание работать в аргентинской военной промышленности профессор Кьекебуш (известный металлург).
1947 год.
Осенью этого года известный немецкий авиаконструктор самолётов Фокке-Вульф профессор Курт Танк принял предложение, поступившее к нему через посредников от генерала Перона, и прибыл в Буэнос-Айрес к нему на беседу.
Курт Танк с группой немецких инженеров и техников обещал создать для Аргентины реактивный самолёт нового поколения. Авиаконструктор составил список людей, требующихся ему для достижения этой цели. Список включал в себя более двухсот фамилий. Все эти инженеры и техники ранее работали на заводах Фокке-Вульфа, Мессершмита и Дорнье. Курт Танк во время встречи с Пероном обговорил очень высокие оклады и шикарные условия жизни для своих немецких сотрудников и их семей.
После оформления всех необходимых документов авиационные инженеры и техники, указанные в списке Курта Танка, ранее работавшие на Третий Рейх, стали прибывать в Аргентину. Им предоставили удобные новые дома в живописных горных местах провинции Кордоба и все требуемые условия для работы.
В этом же году Хуан Доминго Перон создаёт перонистскую партию. Её социальной базой являлся аргентинский рабочий класс, объединённый в многочисленные профсоюзы.
Благодаря огромным экономическим вложениям и привлечению иностранных специалистов, в течение 1948 года в Аргентине стремительными темпами развивается военная промышленность. Но генералу Перону этого мало. Он хочет претворить в жизнь свою самую заветную мечту. На очередной рабочей встрече Перона и Курта Танка, между которыми установились очень доверительные отношения, президент осторожно поинтересовался у авиаконструктора:
- Скажите мне, а у Вас нет знакомого известного учёного-атомщика, который хотел плодотворно поработать на Аргентину?
Танк задумался. У него не было таких знакомых. Но он сказал:
- Вы знаете, господин президент, в прошлом году я познакомился с очень талантливым человеком. Он специалист по атомной энергии. Его имя не очень известно среди учёных, но, уверяю Вас, за ним будущее этой науки.
- Как его имя? - нетерпеливо выпалил Перон.
- Рональд Рихтер, немецкий физик-атомщик.
- Ро-нальд Рих-тер... - задумчиво повторил по слогам генерал. - Мне не знакомо это имя. Президент не кривил душой. С первого же дня своего президентства он активно искал учёного-атомщика с мировым именем. Перон по-фамильно знал всех специалистов в этой области. В 1946 году его эмиссары в Европе почти уже договорились с Нобелевским лауреатом, признанным экспертом по атомной реакции Гидо Бекком, но, увы... Контракт не состоялся.
- Да, господин президент, имя Рихтера Вам ничего не говорит. Но, поверьте мне, у этого человека такие идеи в области атомной энергии, что ни один известный учёный не сравнится с ним.
После этого разговора Перон долго колебался. Ему хотелось, чтобы Аргентина за короткий срок получила свою атомную бомбу. Также президент не хотел обращаться к аргентинским учёным. Не то, чтобы он не доверял им. Нет. Перон знал, что, например, аргентинский всемирно признанный учёный физик Энрике Гавьола никогда не согласится работать в условиях засекреченности и создавать атомную бомбу. Надо было искать иностранных специалистов. Лучше всего, конечно, немцев.
Наконец, генерал решил пригласить Рихтера в Аргентину для личной встречи. Накануне Перону вручили тоненькую серую папку- досье Рональда Рихтера. Её содержимое было таким же серым.
«Рональд Рихтер родился 21 февраля 1909 года в Фалкно (Австрия) в семье богатого предпринимателя. Получил высшее образование в университете города Прага. В этом же университете защитил докторскую степень. Тема диссертации связана с изучением фотоклеток, облучаемых слабыми лучами X. В период Второй мировой войны работал в берлинской лаборатории барона Манфреда фон Арденна. Утверждает, что им сделан ряд важных открытий, которые до сегодняшнего дня не были зарегистрированы.
После окончания войны работал несколько месяцев в Великобритании, Голландии. В настоящее время является сотрудником Института де Петроле де Пари.
- Скудно! Совсем скудно! - подумал Перон, закрывая папку.
 
На встрече присутствовали Перон, Эвита, Курт Танк. Авиаконструктор представил Рональда Рихтера.
Президент Аргентины был уверен, что учёный сразу же начнёт сыпать формулами и непонятными словами. Но ничего подобного не произошло. Едва Рихтер начал говорить, все присутствующие открыли рты. Всё было ясно и понятно. Рихтер обладал талантом оратора и все научные термины выражал просто, ярко и доходчиво.
- Есть два пути создания атомной энергии. Первый - это опыт США. Атомная реакция обогащённого урана. Я знаю, что в Аргентине есть разведанные месторождения урана. В этом случае стоимость проекта будет колебаться в районе шести миллиардов долларов! Второй путь - это реакция водорода. Это мои разработки, которые обойдутся вашей стране всего лишь в шесть миллионов долларов. Вы улавливаете разницу? Атом водорода - простейший из всех существующих атомов. При очень высоких температурах и плотности плазмы ядра водорода испытывают постоянное столкновение друг с другом, часть из которых завершается их слиянием и, в конечном счёте, выделением огромного количества энергии.
Рихтер сделал паузу и посмотрел на лица своих слушателей.
- Я создам процесс, аналогичный процессам, протекающим на Солнце. Я зажгу тысячи маленьких Солнц на Земле. Кроме того, это будет полностью управляемая атомная реакция, а не простой взрыв, - очень убедительно закончил он.
Эва и Перон с восторгом переглянулись. Им было ясно, что, наконец, нашёлся именно тот человек, который может помочь им сделать их любимую Аргентину сверхдержавой.
С Рихтером был подписан контракт, согласно которому аргентинское правительство устанавливало ему колоссальный по тем временам оклад в 1200 долларов США в месяц и создавало все необходимые условия для плодотворной деятельности.
Рихтер привлек к своей работе небольшое количество немецких и аргентинских инженеров и техников. Среди них только его ассистент и старый друг Хаффке пользовался полным доверием. Группа Рихтера разместилась в отдельной лаборатории, находящейся на общей территории с авиаконструкторским бюро Курта Танка в провинции Кордоба.
С первых же дней Перон стал получать жалобы Рихтера на шпионаж со стороны всех сотрудников Курта Танка.
В марте 1949 года лаборатория Рихтера сгорела в результате пожара, причиной которого стало короткое замыкание.
Рихтер доказывал, что это была диверсия, совершённая его личными завистниками и врагами Аргентины. В личной беседе с президентом страны он просил найти для его новой лаборатории место, «отдалённое и достаточно изолированное от внешнего мира». Перон поручил своему другу молодости и старому товарищу по оружию полковнику Энрике Гонсалесу подобрать такое место.
После недолгих поисков для создания новой лаборатории Рихтера было предложен остров Уэмуль, расположенный на озере Науэль Уапи, что находится на севере Патагонии. Это место отвечало всем требованиям Рихтера: здесь было неограниченное количество воды для охлаждения реакторов и полное отсутствие цивилизации. Только в семи километрах от острова находился маленький, мало кому известный городишко Сан Карлос де Барилоче.
Остров немедленно был взят под усиленную охрану. По его берегам днём и ночью ходили вооружённые патрули. А с воды остров Уэмуль прикрывали военные катера.
Сначала были построены жилые помещения для строителей, учёных и охраны. А затем стали возводить реактор. Стоимость атомного проекта резко возросла из-за транспортных расходов. Ведь все промышленные центры находились в центральной части страны (в 1800 километрах от строительства секретного объекта).
8 апреля 1950 года остров Уэмуль посетили Перон и Эвита. Они были поражены темпами возведения реактора и его внушительными видом. Это был цилиндр из высококачественного бетона с толстыми стенами (12 метров в высоту и 12 метров в диаметре). Поблагодарив всех занятых на строительстве и персонально Рихтера, почётные гости убыли в Буэнос-Айрес.
А на острове разразился скандал. Рихтер, обнаружив незначительную трещинку в стене реактора, приказал немедленно его снести. Теперь руководитель проекта распорядился вырыть котлован глубиной 20 метров. В нём Рихтер планировал возводить новый реактор.
На строительство атомного объекта на острове Уэмуль выделялись деньги из специального секретного фонда. Но в связи с огромными расходами их стало катастрофически не хватать. Тогда президент Аргентины Хуан Доминго Перон подписал декрет номер 10 936 о создании Национальной Комиссии по атомной энергии. Его Президентом Перон назначил самого себя, а Генеральным секретарём - полковника Энрике Гонсалеса, своего старого верного друга по Группе Объединившихся Офицеров и организации военных переворотов. Национальной Комиссии по атомной энергии Перон выделил колоссальные деньги на развитие проекта на острове Уэмуль. Через подставные фирмы за рубежом начали закупать дорогостоящее оборудование для лаборатории и контрабандой ввозить его в Аргентину.
Тем временем на этом самом секретном объекте страны каждый день вспыхивали конфликты, перерастающие в скандалы. Их главным героем являлся сам Рональд Рихтер. Он оскорблял и унижал всех своих подчинённых. Никогда и никого не пытался выслушать. Только его мнение всегда было правильным. В один из дней к пристани острова пришвартовался катер с новым военным комендантом города Сан Карлос де Барилоче полковником Фоксом, совершающим ознакомительную поездку. Комендант едва успел сойти на берег, как появился Рихтер и с проклятиями:
- Пошёл вон отсюда! Пошёл! - выхватил из кармана пистолет и пытался выстрелить в Фокса.
Полковник от страха бросился в ледяную воду.
Ему повезло. Его вытащили моряки катера. Фокс сразу же написал жалобу военному министру. Тот передал её президенту страны. Тогда Перон, уставший разбираться с конфликтами вокруг Рихтера, предоставил руководителю атомного проекта права президента страны на острове Уэмуль. В своём письме Перон особо отметил следующее:
«Господин профессор, я назначаю Вас единственным моим представителем на острове Уэмуль, где Вы имеете такую же власть, как я во всей Аргентине...
Поздно вечером 16 февраля 1951 года Перон получил наконец долгожданную весть: Рихтер добился термоядерной реакции.
 
24 марта 1951 года.
Пресс-конференция началась с опозданием на двадцать минут.
- Пусть созреют! - с усмешкой сказал Перон Гонсалесу. - Писакам надо подавать такую информацию, когда они находятся на грани нервного срыва.
Наконец, Президент страны, Гонсалес, Рихтер и ещё несколько человек из правительства заняли свои места. Дождавшись, когда зал успокоится, Перон сказал чуть хрипловатым голосом в микрофон:
- Уважаемые дамы и господа! 16 февраля 1951 года в экспериментальной лаборатории атомной энергии на острове Уэмуль, близ города Сан-Карлос де Барилоче, была произведена контролируемая термоатомная реакция в техническом масштабе.
Раздались крики и шум переворачиваемых стульев. Корреспонденты мировых агентств и журналисты бросились к нему с блокнотами.
- Спокойно! - остановил всех их Перон. - Сейчас выступит руководитель атомного проекта доктор Рональд Рихтер. После чего вы сможете задать ему вопросы.
- Господин Рихтер, скажите, пожалуйста, какой материал Вы применили, чтобы добиться термоядерной реакции? - задал вопрос толстячок с красным лицом.
Рихтер, улыбаясь кончиками губ, в типичной своей манере начал объяснять:
- Вы очень удивитесь, когда узнаете, какой материал применяется. Но это наш секрет. Мы должны его хранить...
Перон чувствовал себя триумфатором. Но он ещё не знал, что Рихтер очень сильно поторопился объявить об успехе эксперимента. Дело обстояло несколько иначе. 16 февраля его помощник Хаффке, проводя опыты с камерой реактора (цилиндром трёх метров высоты и двух метров диаметра), где находилась горячая плазма лития и водород, добился температуры, необходимой для термоядерной реакции. Он сразу же доложил об этом своему начальнику и предложил проверить исправность приборов Гейгера-Мюллера, а затем повторить эксперимент.
- Хаффке, Вы неисправимый перестраховщик! И так уже ясно, что мы добились! Мы добились реакции! - громко закричал Рихтер вне себя от восторга.
- Рональд, я настаиваю на повторении опыта! - твёрдо произнёс Хаффке.
Рихтер не ответил. Он убежал в свой кабинет, чтобы звонить Перону и сообщить президенту важнейшую новость.
И сейчас, отвечая на бесконечные вопросы, Рихтер был твёрдо уверен в полном успехе опытов.
Перон устал. Он с огорчением стал думать о том, что рядом с ним нет его Эвиты. Ведь она так мечтала об этом дне!
Через два часа все мировые информационные агентства взорвались новостью:
«Аргентина произвела контролируемую атомную реакцию технического масштаба!!!».
На следующий день, через дипломатические каналы, главы ведущих государств планеты потребовали от Перона дополнительной информации. Весь мир был обеспокоен. Только известные учёные-атомщики саркастически усмехались.
- Это на сегодняшний день невозможно! - уверенно заявляли они все как один.
Через неделю при большом стечении высоких официальных лиц в Касе Росада Перон вручил Рональду Рихтеру «медаль перонистской верности» - высшую государственную награду Аргентины того времени. А ещё через несколько дней Рихтер стал Почётным доктором Университета Буэнос-Айреса.
Вернувшись на остров, Уэмуль Рихтер принялся возводить ещё один реактор. Перон ждал от него новостей о ходе экспериментов. Австрийский учёный уверенно отвечал, что всё развивается согласно плану, и просил денег на покупку дополнительного оборудования.
В начале 1952 года полковник Гонсалес был освобождён от занимаемой должности Генерального Секретаря по атомной энергии. На его место Перон назначил другого своего верного соратника: капитана первого ранга Педро Ираолагойтиа. Новый Генеральный секретарь возглавил комиссию из пяти учёных и двадцати депутатов Парламента, которая в сентябре прибыла на остров Уэмуль. Они хотели своими глазами увидеть достижения Рихтера в области исследования атомной реакции.
После этой поездки учёные выразили большие сомнения в серьёзности работы Рональда Рихтера. Перон немедленно вызвал Рихтера в Буэнос-Айрес, где вручил учёному выводы комиссии.
- Господин президент, я хочу заметить, что все состряпавшие и подписавшие этот так называемый документ - некомпетентные завистники! Я со всей ответственностью заверяю Вас, что эксперименты находятся в новой стадии. Успех я Вам гарантирую!
Перон не стал ничего доказывать и спорить. После похорон Эвиты, скончавшейся от рака 26 июля, он находился в глубокой депрессии. Но генерал уже тогда заподозрил что-то неладное.
Вскоре по личной просьбе Перона на остров Уэмуль приезжают два известных и признанных во всём мире учёных-физика Ричарда Ганса и Антонио Родригеса. Их приговор был краток и суров:
«...не существует никаких экспериментальных и теоретических доказательств, которые позволяют утверждать, что была достигнута атомная реакция».
В ноябре 1952 года Рихтер был освобождён от занимаемой должности. Перон отказал ему в своей поддержке. Атомный проект Уэмуль закончился полным провалом. По странному стечению обстоятельств в тот самый день, когда Рихтер покидал остров Уэмуль, США провели успешный испытательный взрыв своей первой водородной бомбы.
А у Аргентины уже не было больше денег заниматься атомным проектом. Национализация Пероном железных дорог, заводов, фабрик, портов и различные безумные дорогостоящие проекты съели все накопленные денежные резервы. Страна находилась на пороге банкротства.
ЭПИЛОГ.
1. Спустя год весь лабораторный комплекс, построенный Рихтером на острове Уэмуль, был взорван.
2. 16 сентября 1955 года в результате кровавого военного переворота Перон был снят с должности президента страны. На долгие семнадцать лет ему пришлось оставить родную Аргентину и жить за границей.
3. В 1991 году в бедной лачуге в южном пригороде Буэнос-Айреса в нищете и забвении скончался Рональд Рихтер, несостоявшийся «отец аргентинской атомной бомбы».
 
Контактный электронный адрес автора: sgorbatykh@yandex.ru
 
Последнее обновление ( 17.07.2012 г. )
 
« Пред.   След. »