Профсоюз мигрантов
Раздел: Главная arrow Колонка Александра Попова arrow А.Попов. Нестандартные блюда
А.Попов. Нестандартные блюда Печать E-mail
15.10.2012 г.

хххххххххххххххххххххххххххххх

 

«ЗАКАЖИ ЧТО-НИБУДЬ НЕСТАНДАРТНОЕ…»
 
Посвящается Виктору Бевзу
 
Виктор, профессиональный военный переводчик мне много рассказывал о курьезных и не курьезных случаях, произошедших с ним в его многолетней карьере.
Конечно, переводческая профессия – это такая профессия, которая изобилует разного рода неожиданностями и люди из этой корпорации, гильдии или сословия, если хотите, могут многое нам рассказать.
Виктор – один из этой когорты. И здесь, надо заметить, он один из самых одаренных рассказчиков.
******
Середина 90-х годов. Виктор сопровождает в качестве переводчика испанского языка делегацию ВВС России во время визита в Аргентину. Возглавлял делегацию какой-то маршал авиации. Виктор мне называл его фамилию, но я уже ее и не помню. А уточнить у Виктора невозможно: его уже нет в живых…
Да, но по сути дела это не меняет смысла этого рассказа, потому что в основном речь идет не столько о маршале, сколько о курьезной ситуации, связанной, если закрутить понаучнее, с проблемами межкультурной коммуникации.
Как я «закрутил», дорогой читатель? А?
Итак, визит проходил успешно и близился к завершению. Официальные встречи с аргентинскими военными завершены. Оставался один день до отлета на родину, фактически один свободный день, когда можно было не формально, в гражданской одежде посвятить себя какому-нибудь приятному занятию.
Маршал решил пообедать с окружающей его командой специалистов в каком-нибудь уютном, хорошем ресторанчике Буэнос-Айреса.
Так и было сделано. Нашли хорошее место. Маршал попросил Виктора попросить у официанта что-нибудь необычное для россиян. «Закажи что-нибудь не стандартное…» - говорит он своему переводчику.
Виктор так и делает. На испанском языке говорит официанту все что нужно, делая заказ и указывая на нестандартность первого и второго блюда. Остальное – аперитив, вино и прочее уже в рамках привычных понятий.
Заказ принят, и вся честнáя компания сидит, потягивая аперитив, и ждет в приятном предвкушении подачи основных блюд.
Наконец, белозубый, улыбчивый официант прикатывает тележку с блюдами и начинает ими сервировать стол. И тут маршал вдруг обнаруживает, что официант доставил гостям украинский борщ в качестве первого блюда и пельмени, а может быть вареники с мясом, в качестве второго.
Непроизвольно на лице маршала появляется мимика огромного изумления, и он восклицает на командирско-командном ненормативном русском языке, нечто похожее на «Ни хрена себе нестандартные блюда!» Точно воспроизводить его реплику не берусь, так как в русском языке, в печатной продукции, в отличие от устной речи, существуют определенного рода табу.
Что происходит дальше?
Официант активно подключается к разговору и на русском языке восторженно реагирует и спрашивает: «Вы из России? Как здорово!»
Выясняется, что он, официант потомок украинского эмигранта, сам родился и вырос в Аргентине. В этой стране украинская диаспора многочисленна. В Аргентину украинцы массово стали прибывать еще с тех времен, когда часть украинских земель входила в состав Австро-Венгрии. Потом диаспора пополнялась в годы после двух мировых войн, после распада СССР.
Много в Аргентине и русских. И, кстати, многие аргентинские украинцы владеют также и русским языком. В Аргентине, как экзотика, имеет какое-то распространение украинский борщ, различного рода вареники и пельмени. Их даже в виде полуфабрикатов можно купить во многих супермаркетах.
Виктор Бевз воспользовался ситуацией и спросил официанта, владеет ли тот украинской мовой (языком). Оказалось, что владеет, и они оживленно и радостно поговорили на родном языке.
В конце концов ситуация была исправлена, были поданы к столу другие блюда, действительно не ординарные для русского человека и носящие аргентинскую специфику.
******
Виктор мне много рассказывал об Аргентине. Например, любопытно мне было узнать о том, что в те годы на просторах этой южноамериканской страны, там, где в сельской местности выращивается пшеница или подсолнух, и где проживает много украинских эмигрантов, еще можно увидеть сказочную картинку: как у белой добротной хаты, с соломенной крышей, мирно посиживает на лавочке дед в соломенной шляпе, с висячими украинскими усами и покуривает трубочку. Такую идиллию на самой неньке-мати Украине увидеть уже невозможно. Разве что у бюветов на минеральных водах в Трускавце много лет назад я видел в украинском наряде слепого деда-кобзаря, играющего на этом украинском музыкальном струнном инструменте, с мальчиком поводырем. Но это было нечто постановочное, этнографическое, взятое из виршей Тараса Шевченко.
Также интересно было узнать от Виктора, как люди, путешествующие на своем автомобиле по Аргентине, где-нибудь в пампасах (южноамериканская степь) едут мимо огромных полей, огороженных проволочными заборами, где пасутся овцы, и могут законно, если проголодаются, запросто забить какую-нибудь овечку и тут же в поле приготовить из нее вкусное барбекю, шашлык (на испанском в аргентинском варианте - «парижа»). Но здесь главное, чтобы он, путешественник, оставил на заборе шкуру забитого животного, потому что в Аргентине шкура овцы больше ценится, чем само мясо.
Кстати, по мере поедания травы овец или коров перегоняют на другие огороженные территории (в Аргентине, как и в Уругвае преобладает пастбищное животноводство).
Аргентинцы, вообще, большие мясоеды. В те времена каждый аргентинец, как правило, за день съедал по одному килограмму хорошего постного мяса, часто сопровождая это доброй порцией сухого качественного вина и обязательно разнообразными овощами и зеленью. И если вдруг его рацион в этом плане по каким-то экономическим причинам начинал уменьшаться, то сразу все начинали роптать, особенно мужчины, что правительство негодное, его нужно убрать, гнать в шею и т.д. и т.п.
Все, что рассказывал Виктор, было очень интересным. Хотя, впрочем, на меня большее впечатление оказала, меня больше всего позабавила история о нестандартных блюдах.
 
 
« Пред.   След. »