Профсоюз мигрантов
Раздел: Главная arrow Пресс-центр arrow Портрет мигранта arrow Лариса и Гоиб
Лариса и Гоиб Печать E-mail
22.11.2012 г.

хххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххх

На фото: Лариса и Гоиб


 

Ман туро дуст медорам!

Интернациональные браки всегда вызывают интерес в обществе. Поэтому к семейной паре, о которой мы хотим рассказать,уже не в первый раз приезжают журналисты газет и телевидения. Лариса и Гоиб, или Гена, как его на русский манер называет супруга,принялись рассказывать об истории своего знакомства и семейной жизни, не дожидаясь наших вопросов.

Но прежде чем перейти к рассказу об увлекательном сюжете развития отношений Ларисы и Гоиба, хочется сказать пару слов об атмосфере, которая царит в их интернациональном доме, где так гармонично и совсем ненавязчиво сочетаются элементы восточной и славянской культур. С первых же минут чувствуется, как русское радушие сочетается с восточным гостеприимством. Диван устлан курпой, подушки с изображением восточного национального орнамента, а в углу – иконы русских святых. Из телевизора доносятся звуки песен на таджикском языке, а на полке – книги русских классиков.

Вместе супруги уже более десяти лет, но по-прежнему называют друг друга только ласково. За все время знакомства им довелось пережить многое.Это и радость свадьбы, которая дала им возможность жить вместе,и проблемы с жильем в первые годы совместной жизни, и страх Ларисы за жизнь Гоиба, когда она ждала вестей о нем у входа в реанимационноеотделение, очем она до сих пор вспоминают со слезами на глазах.

Гоиб, как и многие жители Таджикистана,приехал в Россию на заработки. Надо было расплачиваться по большим долгам, кормить семью, поднимать детей на ноги, на все это требовались деньги, которых на родине заработать в то время было негде. Так Гоибоказался на одной из строек Москвы, где и познакомился с Ларисой.

«Первый год я работал, не поднимая глаз и не покладая рук, – рассказывает Гоиб, – на второй год работы увидел Ларису и сразу обратил на нее внимание. Взглянув на неевпервые, понял, что она хорошая женщина». Ачтобы подойти к Ларисе Гоибу потребовался еще год. Но он всегда старался быть рядом, помогал делать тяжелую работу, незаметно подкладывал ей в карманы сладости и маленькие подарки.

«Я поначалу не обратила на него внимания, – смеясь, рассказывает Лариса, – и если бы мне кто-нибудь тогда сказал, что этот человек станет моим мужем, я бы не поверила».

Но такой человек нашелся. Им оказался директор строительного объекта, на котором трудились тогда еще малознакомые друг другу будущие супруги. Гоиб, никак не решаясь подойти к Ларисе с предложением начать серьезные отношения, попросил директоразамолвить о себе слово перед Ларисой. Директор, воспользовавшись служебным положением, не просто замолвил слово о Гоибе, но в шутку пригрозил уволить Ларису с работы, если та не обратит на него внимание.

«Посмеялись, пошутили, но я как-то не придала серьезного значения этому разговору, – вспоминает Лариса, – но Гоиб продолжал проявлять настойчивость в ухаживаниях и заботу, чем в итоге и подкупил меня».

Наконец,когда после многих месяцев романтических прогулок под лунойвлюбленные задумались о свадьбе, Гоиб захотел чтобы венчание – никохбылопо мусульманским правилам. Лариса не стала возражать.

«Помню, мы были в подвале во время обеда, усталые, в грязной рабочей одежде, и тут пришли Гоиб с муллой. Мы сели, мулла начал читать молитву, сначала на таджикском языке, а потом по-русски;я тогда услышала, что слова были практически те же самые, что произносит батюшка в православной церкви. Я была согласна с каждым словом. Но что со мной началось, когда муж ушел провожать муллу, и я осталась одна. Я вдруг осознала, что это был обряд венчания, а невеста сидит в подвале в грязной робе. И это моя свадьба?!».

«Провожая муллу, я, счастливый,спешил вернуться к Ларисе, своей жене! Но когда спустился в подвал и увидел её в слезах, сердце у меня защемило, я испугался, подумал вдруг, что она о чем-то пожалела. А когда она мне рассказала о причине своих слёз, мне сразу стало все понятно. Решили поднакопить денег и тогда уже сыграть свадьбу красивую, весёлую, нарядную».

Решениесвязать свои жизни узами брака ускорил случай – внезапная болезнь Гоиба. Как говорится: «не было бы счастья, да несчастье помогло».

Так как Гоибу приходилось выполнять на стройке много тяжелой работы, ему было совсем некогда заниматься собой, тем более что и проблем со здоровьем пока не возникало. Когда же в коллективе вдруг кто-нибудь заболевал, земляки на работе всегда прикрывали, давали отлежаться, поддерживали морально. Но острая боль, совершенно неожиданно сразившая Гоиба, не поддавалась той терапии, которая обычно практиковалась в подвале, где жили рабочие.

«Когда я пришла в подвал и увидела что Гоиб лежит на полу, держится за живот и чуть не кричит от боли, а товарищи сидят на полу и молятся, сразу поняла, что дело серьезное и одними молитвами тут не обойтись».

Лариса действовала без промедления, ей страшна была мысль о том, что с любимым может случиться что-то непоправимое. Она тут же вызвала скорую помощь, и когда врачи, осмотрев больного, настояли на срочной операции, Лариса согласилась,хотя денег на операцию у нее не было.

«Когда я ждала вестей у реанимационной палаты, я беспрестанно молилась, просила у бога помощи. Думала: господи, как же так, ведь только стали сходиться, строить планы на будущее, а тут произошло такое. И вдруг я почувствовала, как кто-то подошел ко мне сзади и тронул за плечо. Я обернулась и увидела старичка, маленького, седого, который сказал мне, чтобы я перестала плакать, потому что все будет хорошо. Я поблагодарила его и отвернулась к окну. Спустя мгновение обернуласьснова, но в большом холодном холле больницы никого уже не было».

Сейчас в доме Ларисы висит икона Николая Чудотворца. Лариса говорит, что старичок, которого она видела в те тяжелые для нее минуты, очень похож на лик этого святого.

И действительно, все закончилось благополучно. Деньги на лечение выделил все тот же директор,Гоиб быстро шел на поправку, а когда он совсем поправился, счастливые влюбленные задумались о свадебном торжестве.

«Наш директор поддержал нас и деньгами, и две машины выделил на свадьбу», - вспоминает Гоиб.

Так они официально оформили свои отношения, а потом отправились в Беларусь, на родину Ларисы к её родственникам.

Пока супруги рассказывали свою интересную историю, к ним в гости зашла еще одна интернациональная пара - дальний родственник Гоиба, в прошлом директор общеобразовательной школы в Таджикистане, со своей русской подругой.

Обе женщины вспоминали о неудачах прежней семейной жизни. У каждой своя печальная история. Но все это позади, и теперь они ощущают надежную защиту и поддержку тех, кто с ними рядом.

Гостеприимные хозяева позаботились о вкусном обеде. Хотя и приготовленный из обычного риса, настоящий таджикский плов подавался не в общем большом лягане, как это принято в Таджикистане, а в тарелках, по-русски. За столом Гоиб поделился своими мыслями о судьбах мигрантов-земляков. Сам он никогда не чувствовал себя в России чужим или бесправным.

«Российская культура для меня родная. Никогда в России я не чувствовал себя неуютно или ущемленно, русский народ близок мне по духу, я чувствую его и понимаю. Конечно, жизнь в России мне во многом облегчил профсоюз мигрантов, где я мог всегда приобрести законные основания для работы. И мои сыновья, и теперь уже мои внуки стали активными членами профсоюза. Здесь работают люди, которые всегда с пониманием относятся к проблемам мигрантов. Сюда всегда можно прийти и поделиться тем, что наболело, тебя внимательно выслушают, напоят чаям, помогут решить твои проблемы, а это особенно важно для тех, кто находится здесь один вдали от дома. Профсоюз часто приглашает нас на концерты, куда мы все с удовольствием ходим. Ведь в том числе иблагодаря этому мигранты могут ощутить себя полноценными членами российского общества. Обидно только становится за свой народ с древней и богатой культурой, когда на улице или в метро вижу своих соотечественников, распивающих пиво, или тех, кто неприлично себя ведет. Конечно, я понимаю, что здесь в России они имеют возможность заработать гораздо больше денег, чем могли бы заработать у себя на родине, но нельзя ведь допускать того, чтобы деньги портили человека, предки которого принадлежат к цивилизации с великой историей и культурой».

Обо всем этом Гоиб говорил с искренним сожалением, но его грустные мысли развеялись с неожиданным появлением супруги в национальном таджикском платье и тюбетейке, подаренныхей дочерью Гоиба. Лариса призналась, что иногда любит развлечь мужа таким вот приятным для него образом, надевая таджикские платья и танцуя под таджикскую музыку. Ведь самое главное для обоих – видеть в глазах друг друга радость от того, что они вместе. И совсем неважно,на каком языке сердце захочет произнести слова любви.

«Ман туро дуст медорам!», сказал Гоиб супруге, - «И я тебя тоже!», - ответила Лариса.

 

Автор:Елена Батенева

 

 
 
 
Последнее обновление ( 23.11.2012 г. )
 
« Пред.   След. »