Профсоюз мигрантов
Раздел: Главная arrow Post Scriptum arrow Письма читателей arrow Кому учить русский язык?
Кому учить русский язык? Печать E-mail
06.01.2013 г.

ххххххххххххххххххххххххххххххххххххх

От редакции: После публикации статьи «Игорь Тимофеев: «КОМУ УЧИТЬ ЯЗЫК?» («Вести трудовой миграции», №8(44), август 2012) в редакцию поступили три отзыва, которые мы предлагаем вниманию читателей нашей газеты.

 

Читатель Кóжухов А.Б. пишет:

РАБОТНИК ИЛИ ШКОЛЯР

Вопрос не слишком однозначный. С одной стороны, к нам едут малоквалифицированные работники метлы и совка. И требовать от них каких-то особенных познаний – абсурд. Тем более что общаются они, как правило, между собой. То есть, русский язык им не нужен, - только для общения с начальством. Метла, она вообще языка не требует. Что касаемо минимального багажа знаний, то не совсем понятно стремление прицепить туда же историю России. Необходимый юридический ликбез – да, возможно, и необходим. Возможно. Минимальный словарный запас – да. Ну к чему ему знать историю? В конце концов, он сюда не на учебу приехал, а на работу.

Коль скоро москвичи на тяжелую и малооплачиваемую службу не идут, приходится заинтересовывать национальные кадры.

Опыт подобного рода у нас есть и богатый. Достаточно вспомнить «лимитчиков» 60-70-х годов. Дворники за 10 лет беспорочной службы получали московскую прописку, и служебная жилплощадь переходила им в пользование. Но там речь шла о постоянном месте жительства, столице. Ради этого и «костьми ложились».

В случае с гастарбайтерством ситуация коренным образом иная. Человек приезжает временно, а именно с целью «денег заработать». Так москвичи раньше на север вербовались. Приехал, заработал – и домой. Тем более что отношение москвичей к рабочим азиатам неоднозначно. В лучшем случае их терпят. В худшем случае - «понаехали».

Однако возвращаемся к проблеме языковой, отмечу – бессмысленно и вредно требовать от русского или «российского» руководителя знакомства с языком нанимаемых им на службу работников. Это же не он в Кыргызстан или Таджикистан едет, а жители этих мест едут сюда. Дополнительная беда состоит еще и в том, что при наличии нормативного экзамена, стало быть, возникает потребность в документе, подтверждающем владение необходимым запасом знаний. Но в этом случае мы получаем еще одну коррупционную точку.

В самом деле, проще один раз заплатить малую мзду, чем заниматься в принципе не очень нужным делом. К тому же, не следует забывать, что возраст наших мигрантов выше среднего. Едут они, как правило, семьями, и заниматься им самообразованием попросту некогда.

ШРМ («Школа Рабочей Молодежи») - есть продукт Советский. К тому же палка о двух концах. В легендарной ШРМ №127, что близ «Пушки» (Пушкинская площадь) учились дети творческой элиты и прочие «блатные» (блатные, в смысле имеющие определенные льготы в лице власти) и поскольку аттестат выдавался единого образца, учиться было не в пример легче, да и три раза в неделю. Не загоним мы «чукчу» на учебу, не загоним… И попытка заставить силком его учить, сдавать – попытка с негодными средствами. Волей-неволей выучит он (мигрант) необходимый минимум для общения. А вот на кой же ляд ему история России, которую москвичи далеко не все особо отчетливо представляют, не знают.

Юридически знать свои права тоже, в общем, не лишне. Но вводить это обязательным требованием – не совсем корректно. Нам в Москве, повторюсь, нужны дворники и разнорабочие. Студентов здесь хватает.

Так, что есть мнение, что данная инициатива власти, все-таки обречена на формализацию процесса и реально вряд ли выполнима.

 

С уважением, А. Кóжухов, 7 октября 2012 года

 

Читатель Михайло пишет:

 

Проблемы «языкового барьера»

Поводом к написанию этого размышления послужила статья, опубликованная в газете «Вести трудовой миграции». Действительно, процент мигрантов из стран Ближнего Зарубежья, не знающих даже элементарного минимума русских слов, весьма немалый. Это затрудняет их общение с местными жителями, а порой приводит к выражению неприязни окружающих – типа «ну вот, понаехали». Причем эти «понаехавшие», как правило, не очень утруждают себя изучением языка той страны, в которую они приехали работать, а в перспективе, возможно, и жить. Хотя, по логике вещей, любой человек, выезжающий работать за пределы родной страны, должен, как минимум, изучить язык и обычаи, и свои права, и обязанности как иностранного рабочего той страны, в которую он едет. Но почему-то не хотят этого делать. А ведь на изучение русского языка на новом месте у них подчас не хватает ни времени, ни возможностей, ни средств. Это при том, что общаться они предпочитают со своими же соотечественниками, и мало – с местным жителями. В итоге возникает нешуточный языковой барьер, и как следствие – неправильное понимание русской речи. Последствия этого бывают самые разные – от вполне невинных до весьма серьезных. Я сам однажды был очевидцем того, как некий дворник - не буду уточнять подробности - которому был вручен обычный садовый секатор и были даны ясные указания подстричь поросль (молодые побеги, растущие у корней деревьев), пошел и попытался этим секатором взломать замки на близлежащих гаражах! Что это? Полное незнание русского языка? Как же тогда его приняли на работу? И это встречается сплошь и рядом – в метро, на улице, в магазине. Возникают проблемы непонимания. От этого страдают обе стороны, тратятся нервы, люди озлобляются, и, бывают ситуации, когда на пустом месте возникают пограничные ситуации. Чего никому совсем не хочется.

Так что же делать в данной ситуации? С одной стороны, учитывая настороженное отношение местных жителей к приезжим, вполне понятно и объяснимо стремление держаться от них в стороне - и поближе к соотечественникам. Это вообще характерно практически для любого человека, оказавшегося за пределами родной страны: что ни говори, а всегда приятно встретить земляка на чужбине. Но, в то же время, руководитель предприятия, нанимающий на работу приезжих, должен убедиться, что они знают хотя бы азы русского языка, а сам он вовсе не обязан быть полиглотом, знающим диалекты как минимум половины стран СНГ. Хотя желательно, если работодатель работает с иностранцами, то ему самому надо бы знать этот язык граждан той страны, откуда он нанимает рабочих, хотя бы по минимуму. Или держать в штате переводчика. Я понимаю, что работодателю и без того хватает головной боли по управлению фирмой, чтобы еще заниматься изучением языка сезонных рабочих, которые, по сути, создают во многих фирмах основную «текучку кадров». Их дело – заработать денег, отправить их домой, на родину, а остальное – дело десятое. Если человек приехал только на заработки, учить язык ему не так уж нужно. Да и в штате фирмы, в которой он работает, почти наверняка найдутся его соотечественники, которые хорошо знают русский язык и могут, в случае чего, послужить «толмачами».

Что же мы в итоге получаем? Как преодолеть этот пресловутый «языковой барьер» и добиться взаимопонимания с нашими бывшими «братьями из СССР»? Возможно, решение этого вопроса уже не за горами – на днях Госдума приняла закон, обязывающий приезжих гастарбайтеров изучать русский язык. Вполне возможно, что после принятия этого закона прием на работу без знания русского языка будет невозможен и число ошибок сократится до минимума. И нам уже не придется слышать в свой адрес знаменитое высказывание Чингангука и подобных ему фольклорных индейцев – «Мая Твая Нипанимай!», а услышать хорошее слово «Якши, я все понял».

P.S. Интересно, после принятия закона, где иностранцы будут изучать русский язык, и кто за это будет платить? Вероятнее всего, все издержки обучения должны лечь на плечи работодателей, а от иностранцев все-таки потребуется желание изучить русский язык. И это справедливо, ведь иностранцы приехали работать на своих нанимателей.

 

С уважением, Михайло, 27 октября 2012 года

Читатель Вита М пишет:

 

Ответ Игорю Тимофееву на статью «Кому учить язык»

Распечатать

Знаете, я тоже человек с национальностью, то есть я не русская по крови. Пушкин тоже не был русским, а был он наполовину негром. Зато писал по-русски, и после его смерти сказали, что он НАШЕ ВСЁ, что это великий русский писатель.
По-моему: дело совсем даже не в национальности (если ее определять по крови), а дело в том, что он, Пушкин, был по духу русским человеком и отлично говорил и писал по-русски.  В этом суть. В языке  народа – дух народа.
А если притеснять людей по крови, то Пушкина никакого вы никогда не получите. И Ландау не получите…
К чему клоню? К тому, что иностранец, намеревающийся жить в России должен знать русский. Но мало этого.
Вот Швейцария, например, очень репатриантов прессует: в квартиры заходит и требует, чтобы жили у себя в квартире не по-вьетнамски, а по-швейцарски.  В итоге получится из вьетнамца швейцарец,  только с узкими глазами. Ну, и фиг с ними, с глазами! Лишь бы культуру соблюдал. Не стриг волос на улице, не жарил соленую сельдь на весь квартал! А на глаза никто не смотрит и на цвет кожи, если человек ассимилировался, как следует.
Справедливо?  По-моему, да!
Ну, так как?  Учить таджикам и узбекам русский? Учить, конечно. Пусть они вливаются в культуру как положено. Пусть они становятся нормальными россиянами. Русскими они не станут никогда, никогда они не станут  евреями или французами.  Но россиянами могут стать. Пусть только придерживаются тутошних законов и говорят по-русски.  
Вопрос:  а нужно ли им это и зачем им это? Приезжать в Россию и тут ассимилироваться?  
Ответ: им это нужно, это для них временная экономическая мера, не более того. Они не любят России и не понимают её истории и понимать не хотят.  
Еще вопрос: а нужно ли  России, чтобы  в ТАКОМ КОЛИЧЕСТВЕ жители Средней Азии сюда приезжали и тут работали?
Ответ: не нужно, совсем не нужно.  У нас есть свои трудовые резервы.
А что делать? А вот что: начальникам ЖЭКов нанимать  граждан России.  
Почему они это не делают?
Ответ всем известен и не будем его тут приводить.
Начальники  ЖЭКов – это государство.
Государство взялось обучать языку приезжих из Азии.
Но я совсем не верю в то, что наше государство способно обучить эти бесконечные потоки иностранцев русскому языку.  Оно будет делать вид, что учит. Оно будет громко отчитываться  об успехах. Но все это будет тщетно.
Выходит,  государство делает  что-то не то.
Будь Я государством, я бы сделала так, как делает Канада.
Нынче поступить в Канаду это как в Оксфорд поступить.  Надо отлично знать язык и надо иметь профессию.
А пока что в Россию въезжают люди без профессии и без языка, некультурные люди.
Они скоро станут  огромной проблемой для Москвы.
Повторю для тех, кто не понял сути. Будь у человека  русский  язык и хорошее образование с профессией – будь он хоть негром преклонных годов – он в порядке, он не нарушает ландшафта. От него  нет угрозы КУЛЬТУРЕ. От него есть  польза и толк, и то, что он несет в себе еще и другую культуру – только обогащает  нашу культуру.


С уважением,  Вита М., 2 ноября 2012 г.

Послесловие от редакции:

Бесспорно каждый читатель, приславший нам в редакцию свой отзыв на статью Игоря Тимофеева, имеет право на свою точку зрения и своими доводами приближает нас к истине в дискуссии. Выскажем и мы некоторые замечания, возникшие по ходу изложения вопроса. Во-первых, нам кажется, что мы не четко разводим понятия между трудовыми мигрантами, прибывшими на временную работу, пусть и не всегда краткосрочную, но не ставящими перед собой цели получить российское гражданство, и иностранцами, приехавшими работать и желающими получить российское гражданство. Первых, временных работников прибывает в Россию во много крат больше по сравнению с теми, кто намерен остаться в России всерьез и надолго. Для временных работников, нам кажется, чрезмерны требования по знаниям русского языка, права и истории России. Тем более, если учитывать, что время для регистрации у гостевых работников ограниченно, как и время на получение разрешения на работу. Возможности изучать русский язык на родине из-за бездумной политики властей этих стран, особенно в Центральной Азии, минимальные. Российские учителя, как сообщает пресса, после недавнего визита В.В.Путина в Таджикистан, не ринулись ехать в эту страну, чтобы поработать там на общее благо. В России с 1 декабря определены несколько лицензированных центров для тестирования и для обучения мигрантов русскому языку. Они (центры) должны развивать сеть вспомогательных центров по всей стране… Об этом пока что мало что известно. Но их на огромную многомиллионную массу реально прибывающих трудовых мигрантов явно мало. Базовые центры тестирования определены только в Москве и С-Петербурге, а как быть с теми трудовыми мигрантами, которые прибывают напрямую в Воронеж, Рязань или еще куда-нибудь подальше. Средств у мигранта недостаточно, он не сможет везде платить. Схема достаточно коррупционна, что многие и предполагали еще до 1 декабря. Уже сейчас появляются сообщения, что на вокзалах сомнительные личности стали торговать сертификатами о знании русского языка…

Мы пока не затрагиваем вопросы, связанные с требованиями российских властей обязать трудовых мигрантов изучать также миграционное законодательство и историю России. Здесь, мы полагаем, вопросов будет не меньше.

И, наконец-то, во-вторых. А, во-вторых, отдельно нужно говорить об иностранцах, желающих получить гражданство. Вот здесь то и можно, на наш взгляд, говорить не только об адаптации, но и об интеграции, требующей приличного знания русского языка, основ миграционного и трудового законодательства, истории России.

Александр Попов, 5 декабря 2012 г.

 

 
« Пред.   След. »