Профсоюз мигрантов
Раздел: Главная arrow Пресс-центр arrow Творчество мигрантов arrow Анатолий ОВЧАРЕНКО. ЗА ЧТО?
Анатолий ОВЧАРЕНКО. ЗА ЧТО? Печать E-mail
03.02.2013 г.

xxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxx

Анатолий Овчаренко
 

                                                                                                                               СОЛДАТАМ И ОФИЦЕРАМ

                                                                                                                               РОССИЙСКОЙ АРМИИ –

                                                                                                                               ВЕРНЫМ ЗАЩИТНИКАМ

                                                                                                                               ОТЕЧЕСТВА ПОСВЯЩАЕТСЯ

 
 
 

                                                        З а  ч т о ?

 

    Центральная площадь города, залитая от края до края ярким весенним солнцем. По одну сторону площади – как в воинском строю – десяток красно-черных, обвитых трехцветным государственным флагом, гробов. Море людей, пришедших проститься, как море скорби и боли, выливается через края площади в сходящиеся к ней улицы…

    … П О Ч Е М У эти люди пришли сюда, к твоему гробу? Да, я знаю: это твои близкие,  верные друзья и наши родственники… Они стараются быть деликатными и, выражая соболезнование, осторожно обнимают и целуют нас с сыном. Ты видишь, какой он у нас большой! И тоже – будущий офицер, защитник России !

     … Но – все равно: Я Н Е Х О Ч У, Ч Т О Б Ы О Н И М Е Ш А Л И 

Н А М , Я Т А К Х О Ч У П О Б Ы Т Ь Н А Е Д И Н Е С Т О Б О Й 

П О Д О Л Ь Ш Е ! Нам с тобой никогда не хватало времени. Даже когда мы в старших классах бегали с тобой после уроков по Волжскому Откосу, укрываясь от нескромных любопытных взглядов. Тогда рядом все время были то родители, то учителя, то школьные товарищи и друзья …

     А помнишь, ты говорил мне, что мои губы пахнут молоком ? А твои руки, нежно и сильно обнимавшие меня, пахли персиками. Наверное потому, что ты разламывал персики пальцами и клал мне ломтики в рот … Тебе нравилось изображать из себя старшего и нянчиться со мной, как с ребенком… А ведь ребенком из нас двоих был ты, мой Мальчиш-Кибальчиш, который всегда рвался в дальние страны-края, куда-то в светлую даль, за недосягаемую линию горизонта…

   … Ты заканчивал военное училище, когда родился наш сын. Но тебя после распределения назначили в дальний гарнизон, на «точку», и ты смог вырываться к нам с сынулей только во время отпусков. И тебя носило по просторам бывшего Советского Союза… А потом был Афганистан!.. Вернее, это была «интернациональная помощь… долг»… Или, как ты сам писал вначале в редких письмах, что вы помогали там местным жителям решать вопросы озеленения: « высаживали деревья»…

   Это были томительные месяцы и годы тревожного ожидании я вестей от тебя и твоего возвращения. И каждый раз ты возвращался домой с победой: с улыбкой на изнеможденном, высохшем под южным солнцем лице и очередными наградами… Да, это были победы ! И мы радовались им больше, чем наградам. Потому что это были победы жизни над смертью! Твое возвращение живым, любимый мой, было для меня самой большой наградой за долгие дни, недели, месяцы, века ожиданий!

   … Сколько потом было таких « горячих точек» ! Это и бывшие наши азиатские республики, а до этого – Кавказ … Карабах и другие горы и долины… К наградам добавлялись новые награды, к старым шрамам – новые раны… Эти раны я осторожно целовала и поливала горючими слезами, когда ты тревожно спал во время коротких побывок дома… И твои раны, милый,

рваными рубцами ложились на мое любящее тебя сердце!

   И вот теперь э т а н а ш а п о с л е д н я я в о й н а, на которую ты уехал с неизменной улыбкой на лице : « Не волнуйся, Малыш,» - сказал ты мне как всегда, взяв в свои большие, сильные, ласковые ладони мое лицо, - «Я вернусь к тебе, как и всегда: живой и с победой!»

   О, Господи! Какие тревожные часы я пережила в те пред- и посленовогодние кошмарные ночи Грозного! Мне мерещился объятый пламенем город, разрывающие ночь всполохи разрывов и трассы автоматных очередей, окровавленный грязный снег, и истекающие кровью объятые языками пламени, мечущиеся под кинжальным огнем противника фигурки брошенных в ад наших парней – солдат и офицеров Российской Армии!...

   … Три месяца от тебя не было ни слуху, ни духу… Многие жены и матери уже похоронили – и не единожды – своих мужей и сыновей! Другие не смогли сыскать следов своих близких мужчин ни в военных, ни в правительственных ведомствах… Какая кощунственная ложь! … «… В списках не значится…».

   Но мое сердце, истекающее кровью, не переставало верить, любить и ждать тебя! И ты вернулся ! Опять весь израненный, после длительного лечения в одном из армейских госпиталей. Но вместе с прежней улыбкой в твоих глазах поселились неизгладимые тревога и печаль. Ты все время старался избегать разговоров об э т о й в о й н е, был молчалив и задумчив…

   … Г О С – П О – Д И ! Г О С – П О – Д И ! Уже во время Афганистана мы начали вспоминать о тебе! Мы не просто стали верить в тебя, мы почувствовали это на себе, стали верить в существование правды и лжи, добра и зла!

   Господи, ну, сколько ж можно ? Сначала – за светлое будущее… Или – исполняя интернациональный долг… Сейчас – во имя демократии, в защиту Конституции и территориальной целостности… Неужели эти ценности, декларируемые – декламируемые! – с экрана телевизора вечно «непросыхающим» человеком с самоуверенным выражением лица, могут идти в какое-либо сравнение с жизнями сыновей России?!...

   И вот сейчас мы опять вместе… Я вижу твое лицо: спокойное, безмятежное, такое живое, как у человека, спящего после трудного пути… Даже смерть не оставила своей печати на твоем светлом, прекрасном облике, пощадила его! Твои боевые товарищи рассказали мне, что ты, прикрывая группу соратников, был сражен при перебежке на Площади Минутка этого страшного города снайперской пулей прямо за правым ухом. И противник, отдавая должное твоим давно известным среди них отваге и мужеству, не надругался над твоим трупом. Более того, они осторожно поправили твое

тело на растерзанной огнем и металлом земле – лицом вверх – и положили тебе на грудь твой автомат…

   … Ну, н е м о л ч и ж е, л ю б и м ы й , е д и н с т в е н н ы й м о й! М н е

в с е г д а т а к н р а в и л о с ь р а з г о в а р и в а т ь с т о б о й, в и д е т ь 

т в о ю т а к у ю с о л н е ч н у ю у л ы б к у ! Н у, п о г о в о р и ж е с о 

м н о й е щ е  р а з! Т ы в е д ь с л ы ш и ш ь м е н я,  м о й   р о д н о й?!...

   … Но вот уже скорбные траурные звуки похоронного марша заглушают

наши сокровенные, только нам двоим известные слова и выражения любви и

нежности! И тройной прощальный залп товарищей по оружию бьет стальными наконечниками по моему израненному, любящему тебя сердцу!...

Вот теперь – Все !!! Т Е П Е Р Ь Т Ы Н А В С Е Г Д А О С Т А Е Ш Ь С Я

С Н А М И!!!
 

Н.Новгород, 26.03.96 г. (8-45, 15-15)

 
« Пред.   След. »