Профсоюз мигрантов
Раздел: Главная arrow Пресс-центр arrow Творчество мигрантов arrow А.Овчаренко. Последняя точка
А.Овчаренко. Последняя точка Печать E-mail
03.03.2013 г.

ххххххххххххххххххх

Анатолий ОВЧАРЕНКО
 
ПОСЛЕДНЯЯ ТОЧКА…
 

      Пять кроваво-красных гвоздик… Зловеще черный пистолет… Сахарно-белый снег…

 … Ее звали Гита…

      Ольга Антоновна Нуньес-Новикова. По отцу- кубинцу Антонио Нуньес – кубинка, по матери – русская Ольга Новикова…. Дочь русской девушки и юного офицера Кубинской Повстанческой Армии Фиделя Кастро или, после победы Революции 1 января 1959 г., офицера Кубинских Революционных Вооруженных Сил, одним из первых, в самом начале 60-х годов приехавшим на военную учебу в Советский Союз…

       Друзья звали ее Гита. Это – от распространенного не только в России, но и в испаноязычных странах, имени Ольга. Уменьшительно-ласкательное на испанском языке - Ольгита, а на русском – Оленька, ну, а совсем сокращенно – Гита.

        Это были безмятежные солнечные 60-е и 70-е годы. Советский Союз и Куба. Все было таким светлым, радостным и надежным. И, главное, была уверенность в завтрашнем дне, с которой все просыпались по утрам!

        Гита моталась между двумя странами: этим громадным островом, занимавшим 1/6 часть земной суши, и маленьким изумрудным островком в мраморно-голубых водах Карибского моря.

        Даже после развода родителей, оставшись жить с мамой в Советском Союзе, она никогда не забывала свою вторую маленькую Родину – Кубу.

        Гита, как и ее родители, рано вступила в брак, выйдя замуж за армейского офицера, родила ему сына. Казалось, вся жизнь, переполненная счастьем и радостью, искрилась и переливалась солнечными брызгами. Но уже в то время ощущались признаки нарастающих грозовых раскатов. Что-то тревожно-незнакомое зрело в якобы безоблачной жизни…

       В конце 70-х, выполняя интернациональный долг в составе кубинского воинского контингента в Анголе, погиб ее отец, полковник-артиллерист Революционных Вооруженных Сил Кубы. И, несмотря на уже давно состоявшийся развод, обрыв этой ниточки смертельно подкосил здоровье матери Гиты…

       Проводив траурный черно-красный гроб отца с площади Революции в Гаване до Пантеона Революционных Вооруженных Сил на кладбище Колумба, Гита стойко перенесла первый жестокий удар судьбы…

       … Летело время… Изменилась страна – Советский Союз… Изменились и отношения между когда-то неразделимыми братскими странами и народами…

       … Год назад погиб их совсем юный сын, отбиваясь с друзьями до последнего патрона от озверевших банд националистов на пограничной заставе одной из бывших советских азиатских республик…

       Он был контрактник, по-старому – доброволец, и пал от рук осатаневших фанатиков, защищая чужие горы и чужое небо… Вслед за внезапной гибелью любимого внука сразу и незаметно угасла бабушка, мама Гиты.

 … И вот недавно привезли с Кавказа ее Вадима. Все было как в последнее время: красиво, торжественно и печально… А у нее в горле, как и после смерти сына, так и застрял такой маленький горький комочек: ни проглотить, ни закричать, ни заплакать!!!

       Гита пришла на могилу мужа ярким солнечным зимним днем с подаренным им однажды пистолетом («Знаешь… На всякий случай… Время сейчас смутное…»)…

 … Пять (не четыре!) кроваво-красных гвоздик – символ их горячей неугасающей любви – веером рассыпались вокруг ее черной с проседью неподвижной головки на белоснежном смертном ложе – теперь уже двоих…

 

1999 год

 
« Пред.   След. »