Профсоюз мигрантов
Раздел: Главная arrow Публикации arrow Хегай И.А. Корейцы России
Хегай И.А. Корейцы России Печать E-mail
11.06.2013 г.

ххххххххххххххххххххх

Хегай И.А.

Корейцы России: история и современность

Дать точное определение тем корейцам, которые ныне проживают на территории именуемой Содружеством Независимых Государств (СНГ) достаточно трудно.

В самом деле, кто же мы - 450 тыс. этнических корейцев, волею судеб оказавшихся далеко за пределами своей исторической родины? Полнокровные корейцы? Но... далека Корея, и немногие из нас могут похвалиться знанием родного языка, истории и культуры предков... Корейцы по самосознанию? Но совсем немногие помнят запах родной земли, красоту Алмазных гор и вод Тумангана и Хангана. Уходят корейские старики и вместе с ними умирает, обрывается то немногое, что связывало нас с землей нашего исхода, родиной наших предков - полузабытая родная речь, предметы корейского быта, нормы человеческого общения и поведения.

Во времена Советского Союза этнические корейцы стали частью "новой исторической общности" - советскими корейцами ("сорэн сэрам"). СССР уже нет, а бывшие "сорэн сэрам", как и многие другие народы, оказались разделенными границами, таможнями, национальными валютами и различного рода конфликтами. В мире знают, что есть на планете Северная Корея и есть Корея Южная. Но есть и еще одна Корея - среднеазиатская, - уголок корейского общества, сложившийся в степях и горах Центральной Азии.

Так случилось, что ныне этнические корейцы в немалом числе проживают в суверенных Узбекистане, Казахстане, Кыргызстане, в других республиках бывшего СССР. Что же объединяет нас в этом сложном и быстроменяющемся мире? Представляется, что бывших советских корейцев во многом объединяет сопричастность к противоречивой и сложной истории России, наши российские корни, причудливо переплетенные и давшие такие неожиданные всходы в различных регионах Евразии.

История российских корейцев полна драматизма. В ней в полной мере отразились те катаклизмы, которыми была богата история России в XX веке.

Начальные вехи истории корейцев в России относятся к 60-м годам XIX в., когда тысячи корейцев, гонимые нуждой и голодом переходили русскую границу и селились на Дальнем Востоке. Вскоре им удалось наладить зажиточную жизнь на новой земле.

Конечно, эта жизнь была нелегкой. Она и не могла быть иной для людей иного уклада, культуры, менталитета. Неоднозначным было и отношение властей к инородцам. В печати, выступлениях общественных деятелей зазвучали мотивы "желтой опасности".

Заметим, впрочем, что русская демократическая общественность в основной массе отнеслась к корейцам доброжелательно и сочувственно, отмечала их лояльность, трудолюбие, вклад в освоение дальневосточных земель. Один из русских журналов писал в 1912 г.: "... Корейцы - один из самых надежных элементов для нашего укрепления в крае. Они охотно принимают русское подданство, всячески стремятся слиться с русским населением и обладают целым рядом незаменимых достоинств в качестве колонизаторов края... Не одно русское хозяйство утвердилось на Дальнем Востоке благодаря тому, что его поддержал в период обоснования кореец-арендатор или работник"1.

Поток корейских переселенцев возрос после аннексии Кореи Японией в 1910 г. Вместе с крестьянами в Россию стали прибывать политические эмигранты, занимающиеся здесь антияпонской деятельностью. Русский Дальний Восток стал одной из баз национально-освободительного движения. Здесь формировались отряды Корейской Армии Справедливости, действовали патриотические организации. Во Владивостоке, который стал центром общественной жизни российских корейцев, развернули свою деятельность лидеры национального движения Пак Ын Сик, Ли Бом Юн, Ан Джун Гын и др.

Значительный импульс антияпонской борьбе придали события 1917 г. Революция и гражданская война в России втянули в свою орбиту тысячи российских корейцев. Многие из них связывали будущую победу коммунистического режима в России с освобождением Кореи от японских оккупантов. Всего в годы гражданской войны в Сибири и на Дальнем Востоке на стороне Советов сражалось более 30 корейских партизанских отрядов, преобразованных в 1921 г. в Корейское революционное войско численностью до 6 тыс. бойцов2. После окончания гражданской войны российские корейцы приняли советские реалии. Дальний Восток России стал для них второй родиной, где предстояло жить в новых социально-политических условиях. Успешному интегрированию в советскую действительность способствовали первоначальные шаги коммунистического правительства в сфере национальной политики. В местах компактного проживания корейцев стали создаваться школы, учреждения культуры, к управлению привлекались корейские кадры.

В 20-30-е гг. в Приморье действовало более 300 корейских школ, 2 корейских педагогических училища, в 1931 г. во Владивостоке был создан Корейский педагогический институт - первый в России корейский вуз. Корейские отделения были в Дальневосточном университете, Высшей коммунистической сельскохозяйственной школе. Издавалось 6 журналов и 7 газет на корейском языке3.

Естественно, что большинство корейцев, освоившихся в России, к концу 30-х гг. окончательно интегрировались в советскую систему и свою дальнейшую судьбу связывали с СССР. Однако жизнь готовила для них жесточайший удар, который сломал жизнь народа, исковеркал судьбы тысяч людей.

Репрессивная политика 30-х гг. в СССР коснулась и корейцев. Они стали рассматриваться как потенциальные шпионы и перебежчики к японцам, некий "ненадежный элемент".

Советские корейцы стали первой в СССР депортированной этнической группой. На основании Постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 21 августа 1937 г. все корейское население Дальневосточного края (около 180 тыс. человек) подлежало выселению в сентябре 1937 - январе 1938 гг. в Казахстан и Узбекистан, районы непривычного для корейцев климата. Статистика свидетельствует, что из каждой тысячи корейцев в пути и в первое время жизни на новом месте умирало до 40 человек, детская смертность составила 200 младенцев на 10004.

Эта бесчеловечная акция прекратила существование крупной корейской общины на Дальнем Востоке России. Это была трагедия людей, нашедших родину в России и поверивших в нее.

С 1938 г. началась новая страница в истории советских корейцев. В местах поселения вводился жесткий режим проживания, строго регламентировался род занятий корейцев. Большая часть переселенцев должна была трудиться в сельской местности, в переселенческих колхозах, создаваемых на голом месте. Лишь небольшой части интеллигенции разрешалось жить в городах и работать по специальности. И хотя до июля 1945 г. корейцы рассматривались как административно переселенные лица, что само по себе не было формальным основанием для ограничения их прав, дискриминация их продолжалась.

В 1938 г. были закрыты корейские школы, преподавание было переведено на русский язык. Это предрешило судьбу педучилищ и института, переведенного из Владивостока в г. Кзыл-Орду (Казахстан). Корейцы, имевшие древнюю письменность и литературу, стали постепенно превращаться в категорию русскоязычных народов.

В июле 1945 г. по приказу Л.Берия статус административно переселенных был заменен статусом спецпереселенцев, что еще более осложнило условия проживания корейцев. Они полностью потеряли право свободного передвижения, были ограничены в гражданских правах, не имели возможности получить полноценное образование.

Невозможно подсчитать те потери, которые понесло корейское общество из-за нереализованного потенциала молодежи тех лет. Страх, моральное унижение, чувство собственной неполноценности надолго укрепились в душах корейцев. Заметные изменения в жизни корейцев стали происходить после смерти Сталина. "Оттепель" коснулась и их. Постепенно отменялись ограничения на передвижение, корейцы смогли искать родных, поехать на учебу. К этому времени окрепли корейские колхозы, специализирующиеся на рисоводстве и овощеводстве. Появились известные хозяйства-передовики и их руководители - председатель колхоза "Полярная звезда" Ким Пен Хва, председатель колхоза "Политотдел" Хван и др. Появился материальный достаток, корейцы вздохнули свободнее.

В 60-е гг. многие корейские семьи, реализуя свою энергию, трудовой опыт предков, занялись овощеводством на арендуемых площадях с последующей самостоятельной реализацией. По сути дела, они оказались первыми проводниками рыночной экономики в условиях административно-командной системы в СССР. В 60 - 80-е гг. многие корейцы добились значительных успехов.

С большим трудом восстанавливалось культурное наследие. В Алма-Ате открылся корейский театр, стала выходить "Ленин кичи" ("Ленинское знамя") - межреспубликанская газета на корейском языке, появились корейские выпускники советских вузов. Получив паспорта, корейцы смогли выезжать за пределы Средней Азии, оседать в других районах СССР.

В то же время наследие 1937 года продолжало сказываться на жизни корейцев и в эти годы. Прежде всего это касалось национальной культуры. В результате политики советского государства выросли поколения корейцев, не знающие родного языка. Заметно сузилась сфера его применения, ослабла устойчивая лингвистическая среда. Да и сам язык, оторванный от основной массы носителей, законсервировался и не развивался. Новое поколение корейцев, выросшее в Средней Азии стало в абсолютном большинстве русскоязычным.

Оставалась и негласная дискриминация, которая обнаруживалась при приеме на работу, при выдвижении на руководящие должности, при награждении. Корейцы не вписывались в "штатное расписание" национальной иерархии Союза. Немногие выбивались из этого устоявшегося порядка, конечно при условии "чистки под Лениным".

Все это создавало у людей чувство обделенности чем-то главным. Компенсировался этот комплекс лишь в материальной сфере. Значительная часть корейцев, понимая, что во многих областях путь им заказан, с особым рвением ушла в "советский бизнес" и рыночную торговлю.

К 80-м годам абсолютное большинство корейцев окончательно адаптировалось в советской Средней Азии. Выросли поколения, которые с полным основанием считали Узбекистан и Казахстан своей родиной. Дальний Восток вспоминали и передавали свои чувства детям лишь старики.

К этому времени успели привыкнуть к корейцам и местные жители. За 50 лет совместной жизни люди по достоинству оценили лучшие качества корейского народа. В свою очередь корейцы многое переняли у народов Средней Азии. К 1990 гг. корейцы стали органической частью многонационального среднеазиатского сообщества.

Однако история корейцев СССР и России не замкнулась рамками Средней Азии. Были еще и сахалинские корейцы, имевшие не менее драматическую судьбу. Долгое время тема сахалинских корейцев по политическим и дипломатическим соображениям была запретной и лишь в последние годы приоткрылись страницы истории и судьбы корейцев Сахалина.

На территории Южного Сахалина корейцы появились в конце 30-х годов XX в., когда часть корейцев под влиянием японской пропаганды стали переезжать на остров, других вывозили силой или обманом. В 1938- 1945 гг. на Сахалин было направлено до 60 тыс. корейцев, большинство которых использовалось японцами на тяжелых физических работах. Здесь также был запрещен корейский язык, поощрялась всеобщая японизация, вплоть до принятия японских имен и японских обычаев.

После освобождения Сахалина Советской Армией корейцы надеялись на скорую репатриацию, однако этот процесс затянулся на годы. В ожидании отъезда на родину сахалинские корейцы освоились с советскими реалиями, стали втягиваться в российскую жизнь. Тем более, что в те годы советские власти пошли на некоторые шаги по сохранению корейской культуры и языка. Однако в годы "холодной войны" и войны на Корейском полуострове вопрос о возвращении корейцев на родину отпал окончательно. В такой ситуации ряд корейцев стал хлопотать о предоставлении им советского гражданства. Однако большинство, все еще надеявшихся на отъезд, стали людьми без гражданства со всеми вытекающими последствиями.

В 60-е гг. по просьбе КНДР процесс предоставления советского гражданства сахалинским корейцам был приостановлен. КНДР не упускала из поля зрения и Сахалин. Здесь велась активная пропаганда идей чучхе, организовывались культурные и этнографические кружки. Корейцы Сахалина рассматривались как потенциальные жители КНДР, что не вполне устраивало советскую сторону. Тем более, что в 60-е гг. появились определенные расхождения в советско-северокорейских отношениях.

Все это привело к ужесточению подхода в решении проблем сахалинских корейцев. В 1964 г. прекратилось преподавание корейского языка в школе. Для лиц без гражданства были введены строгие ограничения на перемещение. Возникла ситуация сходная с положением среднеазиатских корейцев.

Корейцы-островитяне стали компенсировать свою политическую и гражданскую неполноценность активизацией в экономической сфере - занялись торговлей, овощеводством. Выросли новые поколения корейцев, имевших слабое представление о родном языке и родине предков. К 90 гг. сахалинские корейцы прочно вписались в социальную картину острова. Когда в 1988 г. здесь проводилась перепись, большинство из 40 тыс. корейцев назвали Сахалин своей родиной, а родным языком - русский.

Когда в 60-70 гг. наладились контакты между сахалинскими и среднеазиатскими корейцами, наметились миграционные процессы, их уже многое отличало: островитяне прошли "Японскую школу", лучше помнили родину, отрыв от которой был меньшим по времени, чем у корейцев Средней Азии. Последние сполна испытали "сталинскую школу", которая оборвала как связи с Кореей, так и с родными на Дальнем Востоке России.

События второй половины 80-х гг. в СССР не обошли и корейцев. Гласность приоткрыла прежде закрытые страницы истории, люди узнали правду о прошлом своего народа. Появились публикации в прессе. В Петербурге стал издаваться журнал советских корейцев "Коре сарам", новое дыхание обрела газета "Коре ильбо".

В мае 1991 г. в Москве состоялся учредительный съезд Всесоюзной Ассоциации советских корейцев (BACK), которая в рамках единого государства могла бы сыграть важную роль в объединении и национальном возрождении корейцев в СССР.

Распад СССР существенно изменил положение корейцев. Они оказались гражданами различных государств, нарушилась целостность диаспоры. Большинство советских корейцев (около 400 тыс.) оказалась в среднеазиатских государствах и столкнулись с новыми политическими реалиями. Одной из главных проблем для них стала проблема языка, поскольку большинство корейцев использовало русский язык, в то время как местные тюркские языки знали немногие.

Возникли проблемы экономического характера, поскольку традиционные занятия корейцев из-за структурных изменений рынка перестали давать прибыль. В этой ситуации корейцы проходили уже третью адаптацию. Опорой в этом могла бы стать помощь корейских государств.

Часть корейцев видит выход из создавшейся ситуации в возвращении в Россию. Важным событием в этой связи стало в 1993 г. решение Верховного Совета России о реабилитации российских корейцев.

В последнее время активизировалась политическая, экономическая и культурная деятельность корейцев России, которые стремятся к возрождению ценностей своего народа.

В России создана сеть региональных национальных ассоциаций корейцев. Корейцы-россияне получили возможность участия в политической жизни страны. Депутатом Верховного Совета СССР в 1989 г. стал предприниматель из Хабаровска В.Цой. В декабре 1989 г. депутатом Госдумы России стал предприниматель из Иркутска Ю.Тен.

Интерес представляет идея совместного экономического освоения российского Дальнего Востока. Это могло бы оживить экономику этого региона.

ПРИМЕЧАНИЯ

1.      Приамурье // Сибирские вопросы.- 1912.- № 18.- С.19.

2.      Ли В.Ф. Интернационалисты Востока в борьбе за власть Советов //Азия и Африка сегодня.- 1987.- № 12.- С. 13.

3.      Об истории народа без купюр // Журналист.- 1990.- № 3.- С. 30.

Источник:

http://mion.isu.ru/filearchive/mion_publcations/sib_kor/6.htm

 

 

 
« Пред.   След. »