Профсоюз мигрантов
Раздел: Главная arrow Пресс-центр arrow Портрет мигранта arrow «Афганец» Шокир
«Афганец» Шокир Печать E-mail
30.03.2009 г.

Афганец ШокирЯ говорю «афганец», имея в виду Шокира Шукуровича Турдиева. Так у нас принято называть тех, кто участвовал в той войне, 20-летие окончания которой мы отмечали 15 февраля. В действительности он таджик по национальности и родился в 1961 году в Ура-Тюбе (ныне Истаравшан), что в Республике Таджикистан. Но родился он во времена, когда все мы жили в единой стране, которая называлась Союз Советских Социалистических Республик. И воевал он как советский солдат во имя интересов советского государства.

Семья Турдиева Ш.Ш.Познакомился я с ним на одной из встреч, которые проводит Профсоюз трудящихся-мигрантов по четвергам вечером. Это своего рода клуб для встреч людей, которым интересна для обсуждения тема трудовой миграции. В завершение этой встречи председатель Московского областного комитета Аббос Бафоевич Ашуров выполнил просьбу и поручение Комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете Глав правительств государств-участников СНГ и вручил ему медаль «20 лет вывода советских войск из Афганистана». Мы нашли его в Москве, где он сейчас работает с 1961 года упаковщиком в типографии.


Нам участникам этой встречи было интересно услышать из его уст воспоминания о той войне, услышать от живого участника, как говорится из первых рук, без всяких журналистских и писательских преувеличений. Действительно он много чего видел, много чего может рассказать. Сам он участвовал в боевых операциях в качестве военного переводчика и для меня это было особенно интересно, так как в молодости я тоже был переводчиком и работал с военными советниками на Кубе. Конечно, на Кубе были другие условия, там не было войны и жил я там почти как в раю, в прекрасной тропической стране с дружеским по отношению к нам населением.


Семья ТурдиевыхИ так как мне было очень интересно поговорить более обстоятельно с Шокиром, я договорился с ним встретиться специально, чтобы я мог набрать материал и написать о нем репортаж для читателей газеты «Вести трудовой миграции».
Мы встретились. Я смотрю многие его фотографии, награды, грамоты. Они относятся к разным временам: и советским, и пост-советским. Здесь и медаль «За боевые заслуги» и Грамота Президиума Верховного Совета СССР, подписанная М.С. Горбачевым, и свидетельство о том, что за успешное выполнение заданий Правительства СССР, Турдиев Ш.Ш. имеет право на льготы, установленные постановлением ЦК КПСС и Совета Министров ССР от 17 января 1983 года, множество других наград. Спрашиваю Шокира: «Ну и как, пользуешься льготами?» «Какие там льготы…» - отвечает Шокир. «Сегодня трудно кому-то что-то доказать, а некоторые мотивируют свой отказ тем, что, дескать, на войне я был не военным, а вольнонаемным переводчиком, хотя в то время нас студентов факультета восточных языков Таджикского государственного университета им. В.И.Ленина специально брали на войну вольнонаемными, объясняя это тем, что работать мы будем не в рядах советской армии, а вместе с советскими военными советниками в воинских подразделениях афганской правительственной армии. Якобы из-за определенных нюансов так лучше.


Ашуров Аббос Бафоевич, председатель Московского областного комитета Профсоюза трудящихся-мигрантов (слева на снимке)  вручает награду  Турдиеву Шокиру Шукуровичу.Действительно, Шокир был среди афганцев. Смотрю интересный документ, где написано, что он награжден в соответствии с Указом президента республики Афганистан медалью «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа». В этот же период начальник штаба, первый заместитель Главного военного советника в ДРА генерал-майор В.Гришин наградил Турдиева Ш.Ш. почетной грамотой за добросовестное выполнение интернационального долга, успешное решение задач дальнейшего развития советско-афганского военного сотрудничества.


«В боевых операциях в Афганистане я провел 100 дней» - рассказывает Шокир. Самым тяжелым испытанием для меня явились ранения, полученные мной в Панширском ущелье. Осколки были в бедре, челюсти, носу. В носу так и до сих пор маленький осколок остался. Потом уже после войны из-за здоровья дали инвалидность.


А во время тех событий на месте меня немного «подлатали» и я продолжал работать, то переводил, то «на дежурке лежал». Есть не мог, только пил кофе, чай. Весил 46 кг. Четыре раза подавал рапорт отправить меня в Союз. Нужны были серьезные операции. Не отпускали. Потом прилетел один генерал из Москвы. Я с ним обо всем поговорил, он то мне и подписал рапорт. И пошли госпиталя. Вначале в Джелалабаде, потом в Кабуле, в других местах и, наконец-то, в Москве, в госпитале им. Бурденко.


После лечений вернулся на родину, в Душанбе, закончил учебу в университете. Один из моих 28 соучеников, призванных в Афганистан вместе со мной, не вернулся. Погиб в Афгане, был сбит вертолет, в котором он летел.
Что касается меня, то постепенно здоровье нормализовалось. Хотя многие проблемы оставались еще долго и напоминают о себе и сейчас. А в Афганистане мне пришлось побывать еще не раз. В 1984-1987 годах по линии «Главзарубежсельхозтехники» строили в Демократической Республике Афганистан машинотракторные станции (построили 5 МТС и оснастили 6 тракторных бригад). Но ситуация в стране была сложная: днем правит правительство, после пяти часов вечера – моджахеды. Но самое интересное это то, что, построенные Советским Союзом МТС и другая сельскохозяйственная инфраструктура и другие народнохозяйственные объекты продолжали работать и при талибах. Уже после распада СССР я снова работал в Афганистане по линии Афгано-казахского совместного предприятия «Афказинтернефть» на строительстве Анготского нефтеперегонного завода. Фактически я работал уже при власти, против которой когда-то воевал. И страна эта уже называлась не Демократической Республикой Афганистан, а Исламским Государством Афганистан. Так вот при талибах я видел, как работали МТС, построенные ранее нами».


- «Скажи Шокир, как бы ты смог характеризовать в нескольких словах афганцев как народ? Коротко и емко».


- «Ну, что сказать… Если ты, например, оказался к ночи на улице какого-либо незнакомого кишлака, то местные жители никогда не позволят тебе оставаться на улице и обязательно пригласят тебя переночевать. И это не зависит от того богатый ты или бедный, и также не зависит это от того богат ли хозяин тебя пригласивший, или бедный. Бедный предоставит тебе кров и поделится с тобой последней лепешкой, а богатый примет тебя более щедро и в дорогу, когда ты будешь уходить, подарит тебе что-нибудь. Был со мной и моими товарищами один случай, во время моего последнего пребывания в Афганистане. У нас поломался джип недалеко от одного населенного пункта на территории, контролируемой т.н. Северным Альянсом. В нашей группе были несколько русских, а всего нас было шесть человек. Дело шло к вечеру. Подъехал к нам какой-то человек со своими людьми. Расспросил нас кто мы и чем занимаемся, кто эти «бледнолицые» (он имел в виду русских). Я ему все объяснил. После этого он пригласил нас к себе в гости в этот населенный пункт, который был рядом. Мы не хотели бросать джип, но он нас успокоил, сказал, что его люди на прицепе притащат джип к его дому.


Таким образом мы направились к нему домой. Весь вечер беседовали, ужинали. Дом его был богатым, он нас много спрашивал о разных вещах. А нам было интересно узнать то, что хозяин – бригадный генерал.


На следующий день мы стали собираться в дорогу. Наша машина была уже у дома афганца, ее отремонтировали его люди и на прощание хозяин подарил нам 1 миллион афгани. Это по тому времени где-то долларов 120. Но по местным меркам того времени это были неплохие деньги. Все мы на эти деньги могли нормально питаться в течение целой недели.
Вот этот эпизод и характеризует афганцев как людей, их нравы и обычаи.
После этой поездки я уже больше не бывал в Афганистане.


Вообще-то в промежутках между командировками я работал у себя в Душанбе по своей специальности в средних школах, в лицее-интернате. Преподавал таджикскую и персидскую словесность, арабский язык.


Правда, позже в 1997-1999 гг. мне выпала честь поработать еще в одной восточной стране.


Турдиев Ш.Ш. с супругой Саодат Мирзоевной в Иране, 30.04.1999 г., недалеко от усыпальницы Авиценны.По линии ГУП ВО «Техноэкспорт» Российской Федерации я работал в качестве переводчика в Исламской Республике Иран на строительстве и эксплуатации ТЭС «Исфаган». В этой командировке я был вместе со своей семьей. Нам посчастливилось много увидеть в этой удивительной стране. Мы посетили много древних городов, которые можно называть чудесами света. Например, Персиполис. Побывали в местах, где покоится прах великих поэтов, ученых, - могила Авиценны, Омара Хаяма, Саади, Хафиза Ширази и многих других.


- «Да, конечно, все это очень интересно… А как у тебя сейчас, где твои близкие? – спрашиваю я.


-«Мои все там, в Таджикистане. Жена, дочь, двое сыновей. Дочь замужем, в ноябре родила сына, теперь у меня есть внук.

Один сын студент, другой учится в 10-м классе. Сыновей нужно выводить в люди…»
А вообще родни у меня там много. Родителей уже нет, но детей у них было девять, поэтому у меня на родине живут и здравствуют три брата и пятеро сестер».


- «Богатый ты человек, Шокир, - говорю ему я, а сам про себя думаю: «И, должно быть, все они очень любят его и гордятся им»..

Серафим Серов

Последнее обновление ( 30.03.2009 г. )
 
« Пред.