Профсоюз мигрантов
Раздел: Главная arrow Пресс-центр arrow Творчество мигрантов arrow Е.Удачина. Ворованная дача
Е.Удачина. Ворованная дача Печать E-mail
07.10.2013 г.

 xxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxx

 Елена Удачина

Заметка восьмая. Ворованная дача

Худо нажитое впрок не идёт.

- Дарья Ивановна, где б нам тут дачку купить? - спрашивали московские гости свою добрую тётю Дашу, вот уж который год живущую на берегу Оки в деревне Прилуки.

Наталья Михайловна и Антон Николаевич устали от шумной жизни в Москве, от поездок по таким же шумным курортам, захотелось хоть отпуск с выходными проводить в уединении, на речке или в лесу.

- Это надо Кузьму Михеича спросить, рядои с ним, может, продают.

Дарья Ивановна с гостями направились к бывшему военному, а ныне очень хозяйственному огороднику Кузьме Михеичу. На него было приятно смотреть: он был трезв не по современной моде, крепок и радостно колол дрова, словно играя.

- Здорово, Михеич! А что, хозяев этого дома не видно? - спросила Дарья Ивановна, показывая на соседний трёхэтажный, но полудостроенный дом, с участком в 15 соток.

- Да вроде как тут давно ещё одна женщина для дочки всё хлопотала-хлопотала. Хотела, чтоб у дочкиной семьи своя дача была. Дочка ещё вся такая красавица была, всё по-французски со своим сынком разговаривала. А, ведь, он мало что озорник маленький - а отвечал ей! Помнишь, мы тогда всё удивлялись? А дачу эта женщина на свёкра нового русского сдуру записала. Один раз я эту женщину встретил в Москве да и спрашиваю: «Как дочка ваша?» А она и отвечает, что развелась дочка с сыном этого нового. А потом дочка-то, говорят, вроде как померла. Ну, а этот новый такой жук - как все они эти. Как дочка с сыном его Борисом-то развелась, всё теперь ему и досталось.

- А кто ж всё-таки хозяин теперь? - Дарья Ивановна указала на  Наташу с Антоном. - Вот мои племяши хотят дачку тут купить. Им место нравится. Может, продадут - раз никто не ездит? Михеич, как бы узнать с кем насчёт этого дома поговорить?

- Да, вроде как иногда кто-то приезжает. Я их не знаю. А дедок-то этот новый русский   внука маленького, выходит, обворовал…  Глупая была эта женщина - зачем она тогда всё на свёкра дочери записала?

- Погоди, кто-то там орёт, - Дарья Ивановна прислушалась.

Ор нарастал с соседней дачи. Все поспешили туда. И увидели картину.

- Заткнись (нецензурная брань), Рудольф! Мне надоел ваш ор, - орала женщина в драном халате с классическим хвостиком немытых волос на свободной от образования голове.

По щекам мальчика лет двух катились жемчужины слёз без надежды на утешение. Девочка лет четырех не обращала внимания, видимо, уже привыкшая. Женщина размахивала руками. Мужчина, похоже, что отец, сидел на пеньке. Его пьяные глаза вращались на красном лице. Уставшее лицо матери выражало отчаяние жены алкоголика. Теперь это была жизнь Бориса и его счастье.

- Антон, да это ж Борис - бывший муж нашей Лизы, - прошептала удивлённая Наташа.

- Ты считаешь, что такая рожа могла быть мужем твоей великолепной подруги?

- Тогда он имел лицо. Но похож - смотри. Правда, сейчас я его едва узнаю.

- Пошли, Наташ, лучше отсюда.

- Согласна.

Женщина повернулась:

- А вам шо?

- Да ни шо. Мы ошиблись домом. Извините, - дипломатично вышел из коммуникации Антон.

- Пойдёмте, посидим у меня, - предложил Михеич. - Вот моя дача, рядом.

Дарья Ивановна, Антон и Наташа повеселели и пошли к гостеприимному Михеичу.

- Так вы знали Лизу? - спросил Михеич, щедро разливая по тарелкам отменный борщ.

- Почему знали - мы и сейчас ее очень хорошо знаем, - ответила Наташа, - у меня даже с собой ее книжка, вот.

Михеич радостно разглядывал красивую обложку с красивой фотографией:

-  Как хорошо-то, что она жива!

- Да это тебе кто-то сплетни наплел, что она померла, - сказала Дарья Ивановна, - а ты зря поверил.

- Еще и с обложки улыбается, - продолжал разглядывать книжку Михеич. - А я-то уж думал… Точно - зря сплетням поверил.

- Да вы не волнуйтесь за Лизу-то, - сказала Наташа.

- Да, а что ж с ней случилось?

- Да еле-еле она после этого пьяницы в себя пришла, а потом ничего. работала на четырех работах, преподавателям иначе-то не прожить было. А у Лизы еще и сынок маленький.

- Как он-то сейчас?

- Да как! Во французской фирме работает, не жалуется на жизнь.

- А Лиза-то что сейчас?

- А Лиза уехала во Францию, выполняет какой-то международный проект.

- Пошла жизня у Лизы! - порадовался Михеич. - А я б с ней встретился да поболтал о жизни-то, мы раньше многое обсуждали.

- А вот мы к ней в гости вместе съездим в Москву, когда она в отпуск приедет, - предложил Антон.

- Она, помню, вся такая была, а теперь, небось, совсем мадама? - поинтересовалась Дарья Ивановна.

- Совсем, - ответила Наташа.

- Господь спас! - перекрестилась Дарья Ивановна.

С террасы Михеича было видно, как по пыльной дороге тяжело ковыляет старая женщина с четырьмя сумками в руках. Она направилась на соседнюю дачу, где происходила разборка  счастливой семьи.

- Здравствуйте, Зина Петровна, - приветствовала ее Дарья Ивановна.

- Здрасьте, Дарь Иванна, здрасьте, ну как вы? - она кивнула всем.

- Спасибо, хорошо, вот у Михеича в гостях с племянниками сидим. А вы  из Москвы?

- Да. Сначала за сардельками на Черкизовский завод моталась. Там дешевле. Потом на рынок. Вот внукам фрукты везу, конфеты.

- Что ж вас на машине-то ни муж, ни сын не довез?

- У мужа брюхо болит, дома лежит. Отмечали они вчера на работе 10 лет  их банка - теперь лежит, стонет. Надоели мне его эти болячки! А сын с семьей тут.

- Счастливо вам.

Бедная старуха заковыляла дальше.

- Вот так доживешь! - вздохнул Михеич.

- Знаю я ее жизнь, - вздохнула и Дарья Ивановна, - ростишь детей, ростишь, за мужиком ходишь, а потом, обвязавшись сардельками, три часа по электричкам да по автобусам прешься на старости лет. Ведь, две машины в семье. А бабку и довести некому.

С соседней дачи вдруг сочно зазвучали пьяные матюги Бориса и раздирающий душу громкий голос Зины Петровны:

- Мой сын! И забулдыга! Докатился до чего!

- Я дипломат! - орал Борис, - на свои пью! туды - растуды…

- Хоть бы пожалел меня, я с твоим отцом вот уж пятьдесят лет мучаюсь. теперь ты еще!

- Шо у вас всех плохое настроение сёдни? - заключила жена Бориса, тупо и зычно откусывая от целого огурца, предварительно макнув его в солонку.

- Да пощла ты! - реагировал Борис. - Да пошли вы все! Достали!

Дарья Ивановна вздохнула:

- А какой раньше парень был! Красивый, модный. А рядом Лиза вся такая французская была. Зина Петровна все, бывало, хвасталась.

- Да-а. Вот она жизнь, - медленно проговорил Михеич, - не разжились от краденой дачки-то до счастья…

В понедельник Наталья Михайловна вошла в университетскую аудиторию. Ее ждали студенты. Все волновались. Сегодня контрольное эссе. Какая тема будет?

Наташа подошла к доске и написала: «Худо нажитое впрок не идет».

Париж, сентябрь 2014

 
« Пред.   След. »