Профсоюз мигрантов
Раздел: Главная arrow Колонка Алексея Авганова arrow А.Авганов. Лоуренс Таджикский
А.Авганов. Лоуренс Таджикский Печать E-mail
15.10.2013 г.

хххххххххххххххххххххххххххххх 

 Алексей Авганов

Лоуренс Таджикский

(второй заход)
 

Я продолжал отдыхать от своего длительного странствия на прекрасной речке Сиаме у ее истоков. Говорят, что шум морского прибоя лечит…. Моя Сиама на слиянии с Варзобом, гремела постоянно. Когда идешь вдоль горной реки, или когда живешь рядом с рекой, постоянно, в ушах стоит шум речки. Мой домик стоял на самом берегу Варзоба, в нескольких метрах от того места, где в Варзоб вливалась Сиама. Утром я прямо босиком заходил в Варзоб, на мелководье и обливался холоднющей водой, выскакивал из реки с криком, как ошпаренный, дети хохотали, до-упаду, надо мной, но потом бодрость не покидала меня весь день. Я опять был дома!

Таджикистан – я снова с НИМ!
Рахмон, Рахим, Рахмон, Рахим!

Часто, очень часто во время своего странствия из Рязани я мечтал о том, как я войду на таджикскую Землю, как поклонюсь ей, как, встав на колени, окроплю её своими слезами, слезами стареющего сына этой Благословенной в веках родной Земли, Отечества! Все случилось более прозаично, пройдя от кыргызского Баткена по каменным, раскаленным июльским солнцем каменным осыпям, я вошел в Исфару. Солдат-пограничник, после осмотра моего рюкзака и проверки паспорта поднял полосатый шлагбаум и сказал «мархамат намоед, ака!».

Миг, которого я ждал семь лет, наступил и под магией этого мига я нахожусь до сих пор, здесь на Сиаме, по прошествии почти месяца.

Таджикистан – я снова с тобой, слава Богу, что я… с тобой! Чонакам! Прошло два или три дня со времени моего посещения Ивана – Лоуренса Аравийского. Я вспомнил этот фильм, фильм с таким названием и уверовал еще больше – Иван не только по судьбе… Лоуренс, он и похож, внешне похож на Лоуренса (вернее на актера, игравшего этого великого человека), человека, о котором сам Уинстон Черчиль отзывался, только в превосходной форме…

Мой сосед-пасечник собрался к Лоуренсу – Ивану и я напросился в попутчики. Несли мы ему еду, мед и сгущенное молоко, которое Лоуренс просил, так как любил…

В этот раз я более подробно осматривался по пути. В самом начале тропа, а мы опять пошли по правой стороне Сиамы, была пробита копытами баранов и ишаков. На ишаках дети, иногда, совсем крохотные, возили дрова. Надо сказать тем, кто этого не знает: дрова в горах, да и вообще в нашей стране – дефицит. На дровах готовят пищу (газа в республике, своего газа нет), греют воду для стирки и купания детей, которых в семье бывает от 3 – 5 – 7 – до 9-ти душ. Мужчины, дети, вся семья таджикская проводит массу времени и тратит уйму сил в горах, на реках, ловя топляк и собирая ветки по берегам. После сбора хлопчатника, в советское время, делили порядно поле хлопковое и семье выделяли гузапою, это стебли хлопка с высохшими коробочками, Гузапоя горит быстро и жарко… Лепешки получаются в тандыре очень румяные и сладкие! Кроме того из коровьего кала делают – кизяк, такие лепешки, которые потом сушат и они хорошо, долго горят…

Глядя на то, как жгут, бесцельно жгут на Рязанщине, да и везде по России доски, бревна, вообще, лес и изделия из него у меня сердце обливается кровью! То, за что наши люди отдали бы деньги, да что там деньги, многое бы отдали, что жизненно необходимо моему многострадальному народу, бесцельно, варварски сжигается! Помню, разбирал общежитие и расчищал площадку под строительство десятиэтажки в Рязани, возле церкви Вознесения. Целый месяц я жег, жег круглосуточно доску и бревна, и пропитанные шпалы! О какой экологии, о какой бережливости, о какой взаимопомощи мы лепечем?! То, что дано Богом одному народу и необходимо другому, как хлеб, варварски уничтожается… Где же ты Господь?!

Вот как добывают дрова, на Сиаме. Деревьев не так уж и много. Некоторые просто варварски рубят, раздирают, обрубают ветки и, они стоят безрукие, осунувшиеся, как жертвы… Холокоста, а что делать бедным людям, как жить?!

Я видел, как пацаны, совсем юные пацаны, бегут за ишаками по горным, узеньким тропкам, я видел глаза этих ишаков, когда они, храпя, проносились мимо меня, в глазах этих ишаков стоял… страх! Да – страх!

А как вы представляете себе, когда огромное, по своим размерам животное, по сравнению с узенькой тропой, бежит, нагруженное, под завязку и если не приведи Господь, оступится, в лучшем случае сломает ногу, а вы думаете, кто-то будет лечить ишака в кишлаке?! Я видел детей, со сломанными ногами, руками, шеями, со страшными последствиями падений во время добычи дров в горах, после падения со скал и ишаков, при походах за дровами! У них вследствие перелома позвоночника не ходят ноги и они сидят около своих домов, обездвиженные, как укор нам, сжигающим бесцельно то, за что они отдали свое здоровье!  Бывает, дети погибают в горах…

Вот чего стоит моему народу добыча того, что мы в России жжем, просто жжем!

А потом сетуем на лесные пожары, беду в последнее время для России, большую беду!

Господь все видит, братья и сестры! Всё!

Запомнился эпизод, я вышел на взгорок, где тропа делает как бы, подскок и, осмотрелся, красота, воздух такой чистый, что его даже видно глазом, я стоял и тихо смотрел на эту красоту называемую – моё Отечество! Вдруг, из под огромного камня, неподалеку, выползла ящерица, большая, серая и растянулась на камне…. Я стоял и наблюдал. В детстве я любил фильм «Хозяйка каменной горы», про Урал и его умельцев по отделке камней! Там, в фильме, есть точно такой же эпизод, ящерица с короной на голове, выползает и разговаривает с парнем. Моя ящерица молчала, но в том, что на ней есть корона, я уверен, ведь таджики – коронованный Богом народ, а ящерица то, наша,… таджикская!

Встретили охотника, у него была снайперская винтовка, большая борода, ужасно загорелое лицо, одет был в какой-то странный камуфляж, я такого не видел, но заметил я его только тогда, когда чуть не сшиб. Хотя он стоял на тропе, я шел на него и не видел до последней секунды!

В одном месте в Сиаму впадала малюсенькая речка, ручеек, я после осмотра понял, это не речка, а просто снег на вершинах таял, на теневой стороне и тёк ручеек из талой воды в начале августа месяца, 2010 года!

Около этого ручья стояла маленькая палатка, яркая, заметная, а возле нее ползали… дети, в памперсах! Семья не то шведов, не то немцев ночевала в горах. Со слов русской мамы то ли шведской, то ли немецкой (?) семьи, они каждый год приезжают в гости к ее маме (теще) в Душанбе и живут в горах с детьми, ночами и днями.

Позже они догнали нас! Мальчик лет 5-6-ти, шел впереди, на голове, шляпа с полями, девочка лет 3-х на руках у мамы, папа кричал нам, что-то на своем языке, мама махала руками, дети смеялись… Это было уже тогда, когда мы, с пасечником, сидели на веранде у Лоуренса - Ивана! Они прошли выше по ущелью, к снегам, я их больше не видел…

Иван был мне по-настоящему, рад, долго тряс руку, заглядывал в глаза. Поболтали. Оказывается он был альпинистом в Таджикистане, в советское время работал в экспедиции по организации схода лавин с помощью направленных взрывов! Таджикские горы знал досконально, изучил их ногами, бывал везде, в самых глухих кишлаках. Специалист – одним словом!!! В домике его, во время советской власти была станция и сейсмологическая, и метеорологическая, и по уровню воды, и по снежному покрову, и по наблюдениям другим.

После начала войны, полевой командир Сухроб, в простонародье Сухроб-командир, курировал Варзобскую зону, жил в Варзобе на каком-то километре Варзобского шоссе, в помещении бывшего Дома отдыха ЦК и прикрывал Ленинабадскую сторону Душанбе от вторжения… Был он героем войны в Гарме, генералом, влиятельным таджиком и вот он то и попросил, и поселил Ваню в этот дом, для продолжения наблюдений восемнадцать лет тому назад!

Помогал соляркой для электростанции, стройматериалами, прилетал на вертолете, забирал сведения, собираемые Ваней! Давал зарплату, еду, одежду, ремонтировал оборудование. Короче, отец родной! Потом его назначили Председателем или как-то так… Футбольного Союза и он уже не мог помогать Ивану! Ваня очень тепло о нем отзывался, попросил меня зайти к Сухробу–командиру и попросить помощи, так как его Ваню, почти все, а вернее все… правительственные организации забыли и помогают лишь друзья.

По поводу каменных джунглей перед домом объяснил, оказывается, прошел сель год назад, снесло баню, мост и притащило эти ужасно неудобные для ходьбы камни. Теперь Ивану выход в горы на тропу очень труден, почти невозможен. Также Иван мне рассказал, что снега зимой наметает более восьми метров толщиной.

Откуда не возьмись, появилась женщина на велосипеде… С велосипедом! Зовут Наташа, давно общается с Иваном, русская до невозможности, есть сын, живут в Душанбе! Наташа наехала на меня сразу! Оказывается, она видела по телеку и прочитала всё, что обо мне понаписали. Смотрела как на героя, аж неудобно! Искренне считает меня неординарным и прочее… Пили чай, со сгущенкой, стал собираться домой, на истоки Сиамы. Мой попутчик, пчеловод, ушел сразу, утром пчелы требуют ежедневного ухода! Ваня сообщил мне, по секрету, что есть более удобный путь, мимо камней, по берегу Сиамы, я переехал Сиаму в каком-то железном ящике, по канату и в этот раз пошел по левому берегу, по самой настоящей, проложенной официально, еще в советское время туристской тропе. Заблудился, плутал, встретил несколько разноплемённых туристов, все благожелательно, что-то лепетали, в основном на английском! Я пытался отвечать «Haydoyoudo!». На удивленные возгласы: «Spickinglish!», скромно отвечал «Little» и плелся дальше. Меня волновало одно, как эти туристы таскают огромные, как дом рюкзаки и что у них там напихано! Как они не валятся с ног от такой ноши, даже девушки?!

Пришел, искупался, лег… Думал о Лоуренсе, решил - когда-нибудь опишу! Переименовал… Теперь он, мой новый русский друг и брат будет для меня… Лоуренсом Таджикским! Аллилуйя! Аллах Акбар!

Всевышний, спаси и сохрани Таджикистан и всех кто в нем живет и его любит!

Алексей Авганов, сын своего отца

P.S. Люди, как же это вышло, что человек по сути, совершивший и продолжающий совершать подвиг, позабыт, позаброшен? Что ж мы за люди такие?! Что ж мы за государство! Какие же мы, братья и сестры,…Правоверные и Православные! Прости Господи грехи наши тяжкие, убавь насколько можно страдания раба твоего Лоуренса Таджикского (Ивана в миру) и пошли ему хлеба насущного и хороших друзей! Во веки веков! Аминь! Омин!

 
« Пред.   След. »