А.С.Попов. Об именах
07.12.2015 г.

 А.С.Попов         

ОБ ИМЕНАХ         

Давно известная тема – имена или фамилии человеческие. Тема не новая, но у каждого свои жизненные впечатления и опыт.  

Русский богослов, религиозный православный философ Павел Александрович Флоренский даже считал, что имя накладывает свою печать на судьбу человека и по своему предопределяет траекторию его развития на жизненном пути.

Возможно это так. Никто не скажет определенно. Трудно доказать.

Много писали в прошлом о причудах родителей, нарекавших своих чад вымышленными именами. Родители, как правило, не задавались вопросом: а как будет в будущем их деткам с этими вычурными изобретениями. Особенно отличились наши соотечественники в советскую эпоху на заре ее становления. Известна хохма с Дасдрапермой – это имя, образованное от сокращения лозунга «Да здравствует Первое мая!»  

Знаком мне был один  армянин, которого звали Ким. Его имя не было заимствованием из корейских имен и фамилий, а означало «Коммунистический интернационал молодежи». Полные фамилия, имя, отчество -  Ким Алексеевич Юстенянц. Возможно, судьба армянского Кима действительно развивалась по Флоренскому, потому что его взрослая жизнь протекала в рядах Ленинского Комсомола, в аппарате ЦК ВЛКСМ, но я его знал больше по работе в Высшей комсомольской школе при ЦК ВЛКСМ, где он работал заведующим кафедры международного коммунистического движения, а также проректором по работе с иностранцами.

Возможно, появившееся среди татар имя Ренат, Рената, навеяно революционной романтикой и вполне вероятно оно берет начало от сокращения лозунга «Революция, наука, труд». Хотя, впрочем, эти имена  омонимичны дореволюционным христианским церковным именам латинского происхождения Ренат и Рената и могут быть заимствованными  из русского языка. Эти имена активно употреблялись у татар с 1930-х годов. Фонетически они  очень похожи на чисто  татарское мужское имя — Ринат.

Вообще хочу заметить, что есть много наций, в которых без особой щепетильности относятся к восприятию новых чужеземных имен. Среди армян я часто встречал людей с именем Нельсон или с другими европейскими именами. Причем это были доморощенные армяне, не из Франции или Штатов, а из коренной Армении или России.

Похоже, таковы и таджики, среди которых я знаю хорошего знакомого по имени Джонсон. Он говорил мне, что так нарек его отец, когда сидел за дружеским чаепитем с друзьями в душанбинской чайхане. И когда друзья его спросили: «Как сына назовешь?», - подумал он, и сказал вдруг: «Джонсон!». Потому, наверное, что в то время на слуху у людей была фамилия американского президента Джонсона.

Позже, когда пошла мода в суверенном Таджикистане возвращаться к старым, исконно таджикским именам, либо именам исламской традиции,  Джонсон при оформлении нового паспорта попросил, чтобы его записали Джонибеком. И сейчас по паспорту он Джонибек, но те, кто с ним знаком давно, по-прежнему его зовут Джонсоном. Сейчас в паспорте у Джонсона нет отчества, а раньше было.

Да и вообще отчество (патроним) – это в большей степени  забава православных восточных славян. Точнее скажем, забава русских, украинцев и белорусов. Хотя и других славян, например, у болгар, относящихся к южным славянам, тоже бывает отчество, но без особого окончания. Например, Иван Ивáнов Иванóв, где первое Ивáнов – есть отчество. Правда, у  них, у болгар в различные эпохи не всегда было отчество, как и не всегда была и фамилия (в этом случае для идентификации главную роль  играло отчество).

А вообще отчество бывает у большинства народов. Только образуется оно по своим правилам органично присущим конкретному языку и религиозной традиции. У одних народов отчество было, а сейчас не используется. У других его не было, а сейчас появилось. У кого-то фамилии не было, а отчество заменяло фамилию, но со временем появилась родовая фамилия и т.д. и т.п.

Что касается не славянских сынов и дочерей российской либо советской империи отчество, в той форме, в какой оно существует у русских, появилось под влиянием России.  Для многих народов отчество, образованное на русский манер (имя отца  + окончание – ович, или –евич),  как бы,  не органично. Особенно для восточных народов.  У них часто образование фамилии напоминает болгарский опыт в определенные эпохи. То есть  имя отца становится фамилией сына или дочери, а имя сына в дальнейшем становится фамилией его сына. Ну, например, человека зовут Кадыр Ахмедов, а своего сына Кадыр нарекает именем Камильджон. Тогда Камильджон становится Камильджоном Кадыровым. Итак, цепочка может продолжаться до бесконечности. Как бы отсутствует родовое имя, родовая фамилия. И тогда стоит удивляться как представители восточных, тюрских и не тюрских народов запоминают имена своих предков до десятого поколения…

К моему удивлению я узнал от моих друзей из Центральной Азии, что некоторые из их соплеменников, отказавшись от отчества, образованного по русскому способу, впоследствии, снова просят его оформить в идентифицирующих их документах.

- Что это? Сила привычки?       

- Может быть…

 

Сам лично я, работая в прошлом с иностранцами, при знакомстве не называл им своего отчества, чтобы тем самым облегчить им идентификацию моей персоны и упростить общение.

ххх            

Очень мило выглядит идентификация человека по именам и фамилиям в испано-язычном мире. У испанцев и латиноамериканцев, как правило, две фамилии и два имени. Например, мальчику дают имена и фамилии - Луис Карлос Сунига Вега. В этом случае Луис – первое имя, Карлос – второе имя, Сунига – фамилия отца, Вега – фамилия матери.

При рождении ребенка одно имя дает отец, другое дает мать. Все выглядит очень демократично, без лишних дискуссий.

В анкетах для заполнения есть графы, обозначенные как «имена, фамилии». Понятно почему – потому что у человека два имени и две фамилии.

ххх

Несколько лет назад в прессе мелькали сообщения о розыске латиноамериканского террориста, венесуэльца Ильича Рамиреса Санчеса, которого  Ильичем нарек его отец. И в этой семье у Ильича еще два брата по имени Владимир и Ленин. И надо сказать, что в Латинской Америке вплоть до 90-х годов было множество людей по имени Ильич, Владимир, Ленин.

К слову сказать, левые идеи популярны на этом континенте. Да и пишу я об этом, чтобы еще раз показать, что во многих странах легко воспринимают иностранные имена.

На Кубе приходилось слышать имя Нюрка или Нюрке, что было перенято от русских эмигрантов в начале 20-го столетия. Конечно, кубинцам было неведомо, что Нюрка это уменьшительное, либо уничижительное от имени Анна.

Русскому человеку нелегко запоминать множество испанских имен, похожих по звучанию – Роберто, Ригоберто, Альберто, Умберто.

Работая в 80-е годы на Кубе преподавателем-консультантом  на кафедре в вузе у меня было несколько подопечных кубинских преподавателей, которых я курировал. И там случались казусы с именами – Роберто, Альберто, Умберто, Ригоберто… Одного из преподавателей я ошибочно иногда называл не Умберто, а Роберто. Называл так не потому, что не знал его имени, а просто, потому что меня вроде как «заклинивало». Какой-то закон театра как в психологии. Говоришь себе: «Не оговорись!» И в нужный  момент вдруг какое-то короткое замыкание и ошибочно выдаешь: «Роберто».

Умберто это как-то обижало, вызывало что-то вроде ревности. Одного я запомнил, а другого называю чужим именем.

Чтобы как-то снять напряжение я говорю Умберто: «Если я буду ошибаться, называй в ответ меня Васей».

- «А что это такое?» - спрашивает меня Умберто.

Я ему объясняю: «Вася это у нас, у русских имя собственное, которым иногда образно и обобщенно называют неотесанных простачков».

- «Ага, понятно. У нас это «кампесино» (по-испански – крестьянин).  

- «Так это вроде «деревенщины» по-нашему» - подумал я.                 

Мое предложение так понравилось Умберто и его это так позабавило, что он с нетерпением ждал момента, когда я оговорюсь. Но я ему особенно повода не давал. Один раз оговорился и Умберто откликнулся «Да, Вася!» и заразительно по-кубински засмеялся. А в другой раз я подыграл ему, специально оговорился, чтобы доставить парню удовольствие. Все это было по-дружески и доброжелательно.

ххх
 
 
 

С именами у меня, впрочем, связаны и другие необычные эпизоды.                 

В семидесятые годы в Севастополе знакомлюсь я с молодым морским офицером. Он представляется мне именем Гамик. Внешне он вроде бы на русского похож. Сухой, долговязый, светлорусый. Нос обычный.  Я подумал, может он татарин казанский. Они ведь разные бывают. Бывают и светловолосые. Позже, при случае, ненавязчиво спрашиваю о происхождении его имени. Он мне разъясняет, что в паспорте у него прописано  Гаманаил Иванович Кустов. Сам он русский, из Питера. Когда родился, дед его, профессор ленинградского ВУЗа, который увлекался древнегреческой мифологией, навязал  его родителям это имя для внука. Родители вынуждены были уважить деда. Но по жизни  Гаманаила всегда звали Гамиком и сам  он так себя всем представлял.

В эти годы в Севастополе мне пришлось также познакомиться с другим интересным человеком, автослесарем по фамилии Энгельс.  Знакомые люди порекомендовали мне его.  Нужно было привезти в порядок мой автомобиль, кое-что сделать. И вот приехал ко мне  молодой мужчина, повозился прилично в гараже с моим авто, все наладил, что-то заменил, все привел в порядок. Действительно, оказался хорошим мастером. Я с ним расплатился и на всякий случай попросил у него телефон. Мало ли что, может, еще когда-нибудь придется прибегнуть  к его помощи.

Оказалось, у него не было телефона. В те времена с телефонизацией было сложно, а сотовой связи еще и в помине не было. Жил он в пригороде Севастополя, который назывался  Сахарная Головка. Там был винодельческий совхоз. «Когда вам нужно будет, напишите мне письмо, и я на следующий день к вам приеду».

Я слегка удивился. Мы в одном городе живем. Письмо. Но в то советское время реально было отослать письмо адресату из твоего же города и в течение одного дня письмо до него доходило.

Хорошо, я записываю адрес парня и, когда он мне диктует свою фамилию, он как-то приглушенно, как будто стесняясь, говорит: «Энгельс». «Энгельс…», - рефлексирую я. Смотрю на парня: у него нордический тип лица. «Наверное, он из российских немцев», - думаю я. Любопытство меня гложет, и я спрашиваю: «Вы из российских немцев?»

- «Нет», - отвечает он.  «Дед во время революции поменял русскую фамилию на фамилию соратника вождя мирового пролетариата. С тех пор у всех его потомков эта фамилия».

Надо заметить, что уже во времена автослесаря из Сахарной                               Головки   было невозможно поменять фамилию. Правила были строгие. Сейчас все намного проще…

ххх

Бывают имена и фамилии неблагозвучные в иноязычной среде. Не очень эстетично звучит среди русских восточное имя Арслан, Аббос, Акакий…  Но это вопрос, который сами должны решать либо родители, либо носители таких имен.

В школе с моими детьми учились мальчик и девочка, чей папа был грузин, а мама армянка. У папы была фамилия – Касрадзе, у мамы – Панасян. Детям они записали в ЗАГСЕ сборную фамилию, соединив две фамилии через дефис. Получилось – Касрадзе-Панасян. Дети выросли в Москве, стали взрослыми. Сын, когда женился, принял русскую фамилию жены, Дочь, выйдя замуж, взяла украинскую фамилию мужа. 

ххх

Вообще-то читал я где-то, что органы статистики, сыска, криминалистики, другие инстанции предпочитают, чтобы существовало широкое разнообразие имен и фамилии. Им так удобнее. Легче идентифицировать личность. Меньше путаницы в одинаковых именах и фамилиях.

Опять-таки где-то писали, что самое большое разнообразие имен и фамилий у индусов. Там то органам статистики, наверное, работается легче.

Самому мне не нравилось, когда в школе в опрпеделенные эпохи в учебном классе чуть ли не половина мальчиков были Вовочками, а значительная часть девочек была Машеньками.

Когда у меня появилась первая дочь, я захотел назвать ее как-нибудь необычно, и потому мне пришло в голову назвать ее Оксаной. В то время это имя понемногу входило в моду, но еще было редким. И каково было мое удивление, когда дочка пошла в детский сад, у нее в группе чуть ли не треть девочек были Оксанами. Любопытно, что уже значительно позже во время крещения православный священник нарек ее Ксенией, так как имя Оксана не входило в канонический перечень православных имен.  

Позже, когда родилась вторая дочь, я решил в этот раз дать имя достаточно необычное, чтобы не получалось, что оно слишком повторяемо. В моей голове роился целый калейдоскоп необычных имен. Даже возникала мысль назвать дочь Мальвиной. Но жена и друзья убедили, что это не имя, это больше даже название персонажа сказки А.Н.Толстого «Золотой ключик, или приключения Буратино» (1936 год). А ее прообразом была Фея, персонаж книги Карла Коллоди «Приключения Пиноккио».

В общем, меня убедили…  Но я не сдался и поиски продолжались … И, наконец, я назвал младшую дочь Кристиной. Жена моя согласилась. Мать моя, очень властная женщина, жила от меня далеко… Но, когда узнала об этом имени, ей оно не понравилась, потому что, как она считала, было неблагозвучным и очень напоминало деревенское, украинское имя – Хрыстына, Христя… Она прислала мне разгромную телеграмму с требованием изменить имя…

Но я был упрямым малым и оставил это имя за моей маленькой дочечкой…

Когда она пошла в детский сад, в ее группе было еще пять девочек с именем Кристина…

ххх

Все течет, все изменяется…

У меня от двух дочерей три внука. У старшей один малыш, у младшей два. Самый младший родился совсем недавно – 30 июля 2015 года. Дочери с зятьями с нами не больно советуются, как им называть своих детей, только ставят нас в известность о своих решениях. Самого младшего внука моя младшая дочь со своим мужем назвали Германном. Не удивляйтесь, именно Германном с двумя буквами «н». Так посоветовал им какой-то знакомый астролог. Сказал, что с одним «н» плохо, а с двумя «н» в самый раз.

 22 сентября 2015 г.                                                                                      Москва