А.С.Попов. Черные метки эпохи
21.04.2018 г.

 

 А.С.Попов

ЧЕРНЫЕ МЕТКИ ЭПОХИ

 

Какие-то события могут характеризовать эпоху, по-своему ее маркировать.

О 90-х годах в моей памяти остался ряд символов эпохи. Они затмевают своими типическими чертами все остальное.

Эти символы для меня значимы, в то время как для других людей они могут быть незначительными.

В многомиллионном броуновском движении нашего «человейника» (словечко, придуманное незабвенным Александром Зиновьевым) не могут  быть одинаковыми взгляды и представления людей даже одного и того же социума.

Все мы разные.

Недавно на портале «ПРОЗА.РУ» я встретил маленькое повествование автора, пишущего под псевдонимом Деннастя. На самом деле настоящее имя и фамилия автора – Анастасия Денисова. Она относит свою работу  к мемуарному жанру и описывает свое восприятие 90-х годов.

В начале 90-х она жила в Ленинграде, переименованном как раз в это время в Санкт-Петербург. Сегодня Насте будет где-то 44, почти столько, сколько мне было тогда, и живет она в городе Пушкин Ленинградской области.

На авторской странице рассказ Анастасии опубликован 30.08.2017 года  и называется - «Мои 90-ые».  Довольно-таки живо и даже художественно  она описывает всякие житейские трудности того периода. Касается преимущественно трудностей продовольственного и потребительского свойства, а также переживаний подростка, связанного с этими лишениями.

 

Хочу заметить, что это описание жизни Питера тех лет нашло сегодня широкий отклик среди читателей, так как на 11 апреля 2018 года на эту публикацию было зафиксировано 72 рецензии (комментария). А я также в эти апрельские дни отреагировал рецензией на рассказ Деннасти.

Я отметил, что она своей публикацией подсказала мне тему для возможной миниатюры. «Дело в том, - написал  я, - что у каждого человека, пережившего эпоху 90-х, имеются свои негативные примеры, которые как бы характеризуют это время.  Являются как бы символами эпохи. Все это сегодня требует нового осмысления. Да и молодежи полезно об этом знать».

Анастасия откликнулась на мой комментарий: «Я бы тогда и не подумала, что когда-нибудь скажу хоть пару хороших слов об этом периоде. Тем более о своём школьном существовании. Но в последнее время всё чаще отмечаю, что было и глобально хорошее. Та самая прививка свободомыслия, о которой многие говорят. На фоне холода, голода и позора нищеты она тогда не ощущалась, но бесследно не прошла».

 

ххх

Касательно меня, могу сказать, что я в это время жил в Москве и, конечно, помню «колбасные» поезда и автобусы, которые приезжали  с людьми для отоваривания в Москве.

Были очереди, были проблемы.

Но удивительно было то, что не только в Москве, но и в провинции, где я иногда бывал, в холодильниках у людей, как правило, все было.

В плане гастрономическом запомнилось, что через какие-то общественные или муниципальные организации иногда раздавали гуманитарную помощь из «братских» стран Запада. И однажды в мою семью попала увесистая, плоская консервная банка килограмма на два, на три продукта типа «завтрака туриста». Оказывается, она поступила в Россию, как говорили люди, с НАТОвских армейских складов.

Мы вначале обрадовались, начали потреблять… Но «завтрак» показался не очень вкусным. Безвкусная масса, слегка напоминающая мясные консервы. На вид и по консистенции как пластилин. Пробовали эту массу итак и этак, и для бутерброда, и  на сковороде с яичницей. Все не то…

Наконец дали попробовать нашей собаке. В то время у нас была собака породы колли по кличке Лорд.

То ли Лорд оказался действительно лордом, но он не стал есть этот мясной по виду продукт.  Отвернул от миски свою морду,  и отправился в другой угол.

Собаки не любят суррогатную еду.

Вот, пожалуй, и все, что касается продовольственных проблем, которые остались у меня в памяти.

Больше запомнились мне моменты, связанные со статусом людей, потерей ими прежнего положения в обществе.

Так старшие преподаватели вузов, а иногда и доценты, подрабатывали вахтерами по ночам, дежуря в студенческих общежитиях.

При этом я представляю их ощущения, когда они в этих общежитиях встречали своих же студентов.

 

В деревообрабатывающем комбинате №11, расположенном в районе метро «Савеловская», в те годы на проходной и на въезде на территорию по совместительству подрабатывали охранниками офицеры генштаба российской армии. Звания у офицеров были довольно высокими: от капитанов до полковников.

Таким образом, они решали проблемы с обеспечением своих семей. В тот период ельцинская власть их здорово «опустила».

 

Другим примером, характеризующим эпоху, была жизнь в этот период  Крапивина Василия Васильевича   [07.02.1939-25.06.1994].

Профессор В.В.Крапивин был одним из первых докторов политологических наук после введения такой номенклатуры в перечень ученых степеней ВАКа. После окончания МГУ в 1965 году он работал в ряде престижных учебных заведений: в Высшей комсомольской школе при ЦК ВЛКСМ, Институте общественных наук, Университете Дружбы народов им. П.Лумумбы, Российской академии управления.

Круг интересов профессора был чрезвычайно широким. Это и  социально-политические проблемы современного развития общества, в особенности в странах Латинской Америки, Азии и Африки; это и проблемы молодежного движения.

В.В. Крапивину принадлежит ряд работ по актуальным проблемам политики в различных социокультурных средах в условиях постиндустриального общества. В его трудах рассматриваются взаимоотношения политики и власти, роль политических институтов в организации общества, личность как первичный субъект исторического процесса.

Мне лично импонировал ряд работ Крапивина, посвященных методологическим вопросам изучения философии и других общественных наук.

Он знал несколько иностранных языков и в разные периоды своей деятельности работал консультантом в зарубежных университетах развивающихся стран.

От своих знакомых слышал, что когда-то Крапивин окончил богословскую семинарию, но после ее окончания отрекся от религии и стал атеистом, после чего поступил в МГУ на философский факультет.

Не знаю, правда ли это. Все может быть, он был по жизни довольно-таки оригинальным человеком. А я в этом случае, как говорится, «за что купил, за то и продаю». 

Так вот, перечислив все регалии Крапивина, я хочу сказать, что в 90-е годы Василию Васильевичу пришлось тяжко. Часто пришлось менять место работы, одновременно работать в нескольких местах, чтобы добыть семье кусок хлеба.

Я видел его среди организаторов мероприятий по случаю 500-летия открытия Америки, которые отмечались в 1992 году. Чем только они  не занимались в то время, чтобы как-то существовать, вплоть до торговли какими-то сувенирами и поделками.

В.В.Крапивин умер в возрасте 55 лет.

Я думаю, что это не возраст для ухода из жизни человека, которого я знал. И одной из причин этого была неустроенность творческой и научной интеллигенции, которых Гайдары и Чубайсы загнали ниже плинтуса. Неустроенность была не только материальной, но и духовной.

Материальная неустроенность давила на семью, духовная неустроенность давила на психику.

И то, и другое давило…

ххх

 

Я, родившийся в 1944 году в семье военного летчика, в своей жизни не видел голода и бедности.

Позже слышал от людей, что у населения были серьезные трудности после войны. Но, опять-таки я слышал об этом, но не видел этого своими глазами.

И только в начале 90-х годов я увидел стариков, роющихся в емкостях на помойках.

Это тоже негативный знак эпохи.

 

ххх

 

В начале 90-х годов перед моей семьей встала задача подготовки старшей дочери к поступлению в университет. Нужно было «натаскивать» ее по русскому языку и литературе. Ходила она к разным репетиторам, от каждого из них почерпнула свое, но потом узнала от знакомых девчонок о хорошей слепой преподавательнице из МГУ.

В советское время было возможным подготовить слепого человека так, что он мог получить высшее образование и даже получить научную степень, а в дальнейшем преподавать в каком-нибудь вузе.

Вот так и случилось с этой еще молодой женщиной. Она была слепой, долгие годы жила с родителями, получила диплом о высшем образовании, работала в МГУ. У нее были свои методики обучения русскому языку и литературе и для зрячих людей и для незрячих. Учеников принимала у себя дома.

В последнее время она жила одна, без родителей, которые стали старенькими и отселились от нее.

Она же обслуживала себя сама. Иногда просила учеников по дороге к ней захватить что-нибудь в магазине, в чем-нибудь ей помочь.

Вот в такой обстановке дочка моя и стала брать уроки у этого преподавателя русского языка и литературы.

Дочка иногда по дороге к ней тоже выполняла просьбы своего наставника.

 

Прошло какое-то время и дочь, получив нужные ей знания, попрощалась со слепым учителем.

Больше она ее не встречала.

Преподаватель – репетитор продолжала работать с другими подростками. У У нее не было недостатка в учениках.

 

Но позже, уже значительно позже до нас дошла печальная весть о ее кончине – она не вынесла тяжести жизни и покончила с собой.

 

Эта весть потрясла многих людей.

Для меня это было еще одной черной меткой переходной эпохи.

ххх

 

У каждого из нас были свои 90-е, у Деннасти свои, у меня свои.

 

Москва, апрель 2018 г.