Анатолий КУЛИНИЧ. Большая любовь.
07.01.2011 г.

Анатолий Кулинич. Большая любовь.

 

Москва 18.04.08
 
БОЛЬШАЯ ЛЮБОВЬ
 
Наш общий друг, хороший художник Виктор Кю награвировал портрет моей любимой сестры Лиды. Портрет большой для графики – 50х40 см. Я его оформил в хорошую паспорту, раму и повесил в моей спальне. Прошло уже лет 20, как портрет висел на стене на надежном гвозде. Я с ним просыпался и ложился спать. Сестру я действительно очень люблю и очень переживал ее срывы, также радовался ее взлетам. Сестра у меня замечательная, артистка мировой величины. Род ее занятий на сцене очень специфичны, но популярна она была в СССР, США, Арабских Эмиратах, других странах мира. Поэтому личные встречи у нее были и с президентами и с шейхами. С гастролей Лида привозила массу презентов от поклонников ее таланта, кипы газет и журналов с восторженными откликами на разных языках.
Но у Лиды есть одна особенность. Она очень много тренировалась и выкладывалась на сцене. Отдавала все силы любимому делу. Но после перенапряжения у нее были длительные депрессии. В это время я очень беспокоился за сестру. Поэтому я все время молил Господа о помощи и укреплении души Лидии. Мать и отец наши не по собственной воле жили в сибирских болотах, там большинство населения было с таким статусом. Я же и сестра уже давно живем в Москве, но связи с Сибирью не потеряли, любим малую родину и часто бываем там. И вот однажды в Москве появился наш земляк, тоже художник. Он привез в Москву выставку своих картин. Мы подружились, и он подарил мне картину. Хорошую. После раздумий я решил ее повесить в спальне на тот самый гвоздь, портрет же Лиды решил повесить в другом месте. Снял портрет, проверил крепления на картине – подарке и водрузил на гвоздь. Сам же откинулся на кровать, чтобы увидеть целиком стену. Только я это сделал, как картина с грохотом рухнула на пол. Благо покрытие на полу мягкое и потравы не случилось. Я снова обследовал и и гвоздь и крепления. Причины падения не обнаружил. Водрузил ее второй раз. Только отнял руку как картина скользнула по стене и оказалась на полу. Тут я уже раззадорился. Попытался выдернуть гвоздь. Но я его сам загонял в стену и это было основательно. Повесил картину в третий раз и только дошел до двери как она рухнула в третий разю Грохот был неимоверный. Картина была цела, цел и подрамник, а вот рама рассыпалась вдребезги… Я почесал затылок, сгреб остатки рамы и картину и вынес в гостиную. Потом вернулся, взял в руки стоящий под окном портрет Лидии и снова повесил его на гвоздь. Он водрузился на стену безо всяких происшествий. Я направился к выходу из спальни и у двери повернулся, невольно взглянул на портрет. На мгновение лицо Лидии на потрете изменилось, она зашевелила губами и насмешливо улыбнулаь… Это было мгновение, далее жесткие черные штрихи гравюры приобрели первоначальную статичность и на стене наступил полный покой! А подарок сибиряка мне пришлось пристраивать в гостиной под диваном, подалее от портрета моей дорогой Лидии.
 
Кулинич Анатолий Васильевич
Последнее обновление ( 30.03.2011 г. )